С АГРАНОВИЧЕМ ИЗ «ГУРИШАНКАРА», или НА ПОРОГЕ СБЫЧИ МЕЧТ

Дек 5, 2014

С АГРАНОВИЧЕМ ИЗ «ГУРИШАНКАРА», или НА ПОРОГЕ СБЫЧИ МЕЧТ

Интервью, которое будет ниже, для проекта «АртБит» сверхценно.

Почему? Да потому, что «АртБит» был создан ради него. И это чистая правда.

… В 2008 году, когда «АртБит» был лишь в мечтах, автор этих строк прошел причастие к музыке The Gourishankar, чьим фанатом был и есть отец-основатель «АртБита» Сергей Халин. Более того: желание Сергея создать «АртБит» родилось из острой обиды, что в России почти никто не слышал «Гуришанкар» и музыкантов этих не знает.

Халин буквально вбивал в меня любовь к The Gourishankar – прививал ее «страстно и беспощадно, как картошку при Екатерине», добавляя, что если будущему «АртБиту» удастся переиздать альбомы «Гуришанкара»!.. а, может, и новый их альбом!.. это будет всё!!! счастье! сбыча мечт! жизнь удалась! Я не возражал – тем более, что музыка сыктывкарцев была, скромно говоря, великолепной.

После через такое «причастие от Халина» прошли арт-директор «АртБита» Араик Акопян и наш исполнительный продюсер Николай Богайчук. Прошли, прониклись, но… хрустальная мечта оставалась мечтой, а попытки выйти на сыктывкарцев – попытками.

И вот наступает лето 2014-го… и Богайчук, путями, ведомыми лишь ему, привозит в Москву Александра Аграновича, одного из столпов «Гуришанкара». Радость Халина – не передать! Но еще до того, как встретились Халин и Агранович, премудрый Коля вручил Аграновича мне «на растерзание… то есть на интервью… оно у нас выйдет перед релизом!».

Разговор с Александром я начал с того, что вы прочитали выше: «издание альбомов «Гуришанкара» – хрустальная мечта «АртБита», едва ли не причина его создания, Саша, клянусь!»

Агранович не поверил. И прежде чем разговор был продолжен, пришлось поклясться еще пару раз.

 

«ДУМАЛИ, THE GOURISHANKAR УМЕР?»

– А теперь по делу. Ты уже пообщался с Колей Богайчуком – что вы наметили?

– Переиздать два наших альбома («2nd Hands» 2007 года выпуска и «Close Grip» в версии 2003-го, оба вышли на канадском лейбле «Unicorn Digital» – Ред.). Плюс Коля настоял включить в издание нашу раннюю демку (EP «Integral Symphony» 2002 года, чей переработанный вариант вышел как полноформатный альбом  «Close Grip». – Ред.). Плюс прямо сейчас думаем над реализацией нового альбома, который записан, осталось только свести. Коля о нём… да вообще никто о нём не знал! Мы в Сыктывкаре работали над ним сами по себе… а вы в Москве, наверное, думали, что «Гуришанкар» умер? (Смеется.)

– Неправда! Чего только не думали, но не это!.. Кстати, последняя инфа от вас в Сети датирована позапрошлым годом… сам бы ты что подумал?

– Ну да, верно… с информацией о нас были проблемы. Да и записать альбом мы должны были раньше… если бы не запутки внутри группы…не трагические, так сказать, жизненные обстоятельства…

– В смысле?

– Я прекратил сотрудничество с Пашей (Павел Ерцев, клавишник и второй отец-основатель группы – Ред.)… а, может, это он со мной. (Смеется, но не весело.) Но в интервью пусть о Паше будет только хорошее. Его вклад в «Гуришанкар» не переоценить.

Павел Ерцев

Павел Ерцев. Слева – фото для статьи в «Комсомольской правде Коми», 2002 г.; в центре – на обложке переиздания «Close Grip», 2008 г.; справа – на концертном сете The Gourishankar (Сыктывкар, 2009 г).

– Тогда продолжим о новом альбоме? Название у него есть?

– Нет. Ждем, пока Джейсон (Джейсон Оффен, сегодняшний вокалист The Gourishankar, англичанин из Галифакса – Ред.) его придумает. Концепция-то альбома уже давно сочинена… кстати, это наш первый опыт создать концептуальное произведение. А название альбому мы обычно даем, когда он полностью готов. Хотя все треки нового альбома уже связаны концептом, который больше отразится в текстах, чем в музыке.

Сам-то я эту концепцию представляю лишь в общих чертах! (Смеется.)

– Почему?

– Потому что ее придумал Джейсон! А у него настолько высокий литературный английский, что я – ни со словарем, ни со слов Джейсона – эту концептуальную историю, им придуманную, толком понять не могу! Более того, я не раз признавался Джейсону: «Из того, что ты поёшь, половина смысла до меня не доходит!» На что он спокойно так: «Это нормально. Потому что менталитет у тебя не английский, а русский». Или другой пример: Джейсон взялся перевести мне свое четверостишие – с объяснением всех нюансов, всей игры смыслов, заложенных им в четыре строки. Когда не хватало слов, мы переходили на жесты, но! На всё это понадобилось полчаса! (Смеется.)

А так, конечно, все идет, как положено: сделали музыку, все вещи раскидали по альбому в нужной последовательности, потом Джейсон шлепнул сверху концепт. Осталось свести и дать название.

 

КАК ПАСТЕРНАКА С ТЮТЧЕВЫМ К ПРОГУ ПРИОБЩИЛИ

– Пройдемся по истории группы?

– Давай.

– Год рождения команды?

– Погоди. Сначала надо сказать, что «The Gourishankar» – это продолжение группы «Integral Symphony», которая у меня была в последние школьные и первые студенческие годы. В ней мы играли арт-рок и даже выступали. А на басу у нас играл Паша Ген, который, когда я был на четвертом курсе Сыктывкарского университета, познакомил меня с Пашей Ерцевым, своим сокурсником, математиком с физмата. С этого, по сути, и начался проект «Гуришанкар», который тогда назывался «Integral Symphony» и в 2002-м записал одноименную демку уже сложившимся составом: Паша Ерцев, я и Паша Ген. (Через паузу.) Я понятно объясняю?

– Пока да.

– Вокалистом на демку «Integral Symphony» был приглашен бизнесмен из Сыктывкара, хороший мужик лет сорока, про которого нам сказали, что он еще и рок хорошо поёт. Мы с ним встретились, послушали – оказалось, что не слишком хорошо. Но на тот момент лучшего варианта не было. С поиском и коммуникациями тогда было сложно, Интернет только появлялся. А нам хотелось хоть как-то, но записаться!

Integral Symphony

Группа Integral Symphony. На фото слева: Ерцев, Ген, Агранович, вокалист Игорь Райхель (Сыктывкар, 2002 г.). На фото справа – Ерцев, Райхель, Агранович (съемка для «Комсомольской правды Коми», Сыктывкар, 2002 г.)

– И это, мягко говоря, повлияло на… кхм… выбор текстов для демки?

– (Кивает, хохочет.) Тексты мы взяли из Интернета… не то чтобы первые попавшиеся, но близко к тому…

– Ты хоть понимаешь, что это было дикой наглостью – взять стихи Тютчева и Пастернака, их переводы на английский? Тоже мне, авторы текстов для прог-рока – Федор Иванович и Борис Леонидович!.. Фамилии переводчиков хоть помнишь?

– (Отсмеявшись.) Нет.

– А почему именно эти тексты взяли?

– Они отлично легли на мелодии! Помню, у Пастернака на русском было: «земле дышать ботвой картошки», но эту «картошку» не очень-то и споёшь. Зато она же по-английски: «потэ-эйто-о!»… звучит!

– Ну вы дали.

– Так нам мы же лет по двадцать было… еще дети!

– И уже хулиганьё.

– Не без этого.

Фото для сайта gourishankar.com (Михаил Мухачев, Влад Иютин, Агранович, Ерцев, 2008 г.) Оно же – только с Геном и Райхелем – было использовано в оформлении демо-альбома «Integral Symphony»  2002 года.

Фото для сайта gourishankar.com (Михаил Мухачев, Влад Иютин, Агранович, Ерцев, 2008 г.). Это же фото – только с Геном и Райхелем – было использовано в оформлении демо-альбома «Integral Symphony» 2002 года.

– Мда… Несерьезное у нас интервью выходит.

– Зато правдивое.

– А ты по специальности кто?…

– Юрист. Диплом Сыктывкарского университета.

– Ну, тогда и впрямь… правдивое.

 

«У САМОГО КОСТАРЕВА ПИСАЛИСЬ!»

– Давай о том, как демка «Integral Symphony» в итоге стала альбомом «Close Grip», о-кей?

– Это история на почти шесть лет… как бы не запутаться!..

Обложка самопального издания демо «Integral Symphony» (2002).

Так вот. Насчет демки. Как только мы поняли, что ее материал похож на что-то цельное и его не стыдно показать, мы, во-первых, поменяли название группы на  The Gourishankar, а, во-вторых, сделали 50 копий на болванках и разослали по всему миру, по западным и русскоязычным рок-изданиям,– и в «InRock» Володе «Импалеру» Миловидову, и в «Progressor», Виталию Меньшикову из Узбекистана, который с детства для меня авторитет… Разослали – и стали ждать реакции. А до этого мы, конечно, пытались себя преподнести нашим сыктывкарским меломанам, но делали это не очень активно, поэтому результата не помню.

Демку «Integral Symphony» прослушал Импалер и написал нам, что материал ему понравился, но вокал не годится, да и барабаны надо переписать. Попутно пришел положительный отзыв от Меньшикова – он посоветовал нам напрямую обратиться в знаменитый лейбл «Musea records», сославшись на его мнение, авторитетное для «Musea…» , чтобы нас прослушали вне очереди. Так и вышло: в «Musea…» нас прослушали, похвалили, но тоже сказали переписать. И пошел процесс переделки и доделки – долгий, но завершившийся тем, что демка «Integral Symphony» в 2003-м превратилась в альбом «Close Grip».

По ходу работы над ним мы мучали-мучали вокалиста – толку не вышло. Да еще и басист Паша Ген решил уехать жить в Сибирь. Мы остались вдвоем… зато записали барабаны в Москве у Александра Костарева… Помню, когда у себя в Сыктывкаре впервые услышал вещи из его «КосМоБоба», так и офигел! И даже представить не мог, что у самого Костарева будем что-то писать!

Но! Параллельно у нас пошла работа над «2nd Hands». И уже готовый «Close Grip», свой первый альбом, мы отложили: если вдруг куда-нибудь пристроится, то хорошо, а если нет, то ничего страшного. Отложили – и аж до 2006-го не спеша делали «2nd Hands».

– Стоп. Давай добьём про ваши мучения с вокалистом.

– Кончились они тем, что на вокал был взят мой 15-летний кузен Влад из группы Lee Riders – с названием, как у джинсов.

Влад Иютин

Влад Иютин (2006-2008 гг., Ижевск – Сыктывкар)

Вся группа была – Влад Иютин и Миша Мухачев (мой троюродный брат), два подростка родом, как и я, из Ижевска. Когда одному было 12 лет, а другому 13, они решили делать музыку. И сделали демку – такую, что у Импалера глаза на лоб полезли!.. Миша, кстати, был не менее талантливый, чем Влад, и мы хотели его взять, думая о концертном варианте группы. А уже после он и Влад создали группу Be Quite And Dive… ну, это просто к сведению.

 

КАК СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ НОМИ АГРАНСОНОМ СТАЛ

– А сейчас уже о «2nd Hands». Материал на него мы копили с 2003-го, а в 2006-м я все накопленное свел дома на компьютере в итоговый вариант альбома. Кидать его на болванки мы с Пашей не стали, а составили список из 5-6 солидных лейблов, куда стоит разослать «2nd Hands» в mp3. Рассылку сделал Паша – я-то с английским плохо дружу – и до всех лейблов всё дошло как надо, здесь мы стали опытнее. Но, как выяснилось, умнее не стали.

– Вас по ходу где-то кинули?

– Типа того.

– Но ты же юрист?!

– Я плохой юрист! (Смеется.) … И вообще я тогда работал не юристом, а в одной из силовых структур.

–  Оп-ля! И в какой структуре, если не тайна? И кем?

–  Судебным приставом. Но уже вовсю занимался звукозаписью… в итоге уволился из приставов, ушел в звукорежиссуру, и сейчас у меня своя студия в Сыктыркаре. На которой я еще и звукоинженер, сам себе и начальник, и подчиненный. Некоторые местные группы работают только со мной; я им и аранжировки и саунд делаю… даже в одной местной инди-команде поиграл! Но недолго. Люблю проекты, где я главный, в других не приживаюсь.

–  Вернемся в 2006-й.

– О-кей. В 2006-м, кстати, весь наш сетап был таким: комбик Yerasov, примочка Marshall GV-2 и китайский бас, который мы с Пашей купили вскладчину за 3700 рублей, когда решили, что басовые партии буду играть тоже я – человек, который на тот день ходил в черном мундире с синими погонами, с пистолетом, был серьёзной персоной, капитаном. И капитану Аграновичу не хотелось, чтобы его клиентура, господа должники, залезая в Сеть, узнавали о нем несерьёзное – в смысле, что капитан еще и прог-рокер.

Агранович – судебный пристав

Агранович в бытность судебным приставом. Сверху справа – на работе, с Мухачевым и Иютиным (Сыктывкар, 2007 г); сверху слева – в театре на премьере спектакля с его авторской музыкой (Сыктывкар, 2005 г.); внизу – на репетициях The Gourishankar (2008 г.).

Поэтому для музыки я сделал себе псевдоним Nomy Agranson.

– Каким образом?

– Очень простым – из собственной фамилии. «Nomy» взял у «agronomy», которая созвучна «Agranovich». А фамилия «Agranson» – она почти как моя, лишь окончание «-son» взято у моего, можно сказать, кумира, Алекса Лайфсона из Rush…  После этого в группе, естественно, встал вопрос: раз псевдонимы, то всем! Павел Ерцев стал Дораном Ашером (Doran Usher – Ред.). А у Влада, помню, спросили: «Тебя-то как назвать?» – «Влад Эм-Джи Вайнер!» (Vlad MJ Whiner – Ред.) – «А что такое Эм-Джи?» – «Не знаю!» (Смеется.)

А четвертый, Кэт Хиди (Cat Heady – Ред.) на ударных – это кто?

– Максим Сивков. Он не особо участвовал – лишь записал семплы, чтобы я их расставил в нужном порядке. Можно считать, что четвертого музыканта мы просто выдумали – для ощущения полноты состава. Квартет – он посолидней, чем трио.

– Люди, указанные на «2nd Hands» как special guests – реальные?

– Абсолютно! Володя Расторгуев на скрипке – он заведующий Эстрадным отделением Сыктывкарского Колледжа искусств, где нас с Пашей по разным причинам каждый знает, хотя никто из нас музыке не учился. Сыктывкар – город маленький, в нем вся творческая, так сказать, интеллигенция друг с другом знакома… Дима Уляшев, сыгравший на флейте и саксофоне, он из Петрозаводской консерватории, а родом из Сыктывкара. Алла Изверская, спевшая бэки, сейчас в Москве живет, педагог вокала в Продюсерском центре Игоря Сандлера.

– Вернемся к расслылке «2nd Hands» по «списку из 5-6 солидных лейблов».

– Ответы, что удивительно, пришли ото всех! И все написали, что «нравится, намерены издать»! Все! Кроме, правда, одного, американского «ProgRock Records», который ответил, что не заинтересован… байку о них расскажу потом, хорошо?

– Нет уж, давай сейчас.

– Когда «2nd Hands» уже вышел и наделал шума, на форуме ProgRock Records кто-то спросил, слышали ли PRR «новую сенсационную группу из России». Они ответили: да, слышали, группа прислала нам демо, но мы не предложили ей сотрудничества, потому что она из России. (Смеется.) Хотя есть и другая байка: на западном прог-форуме поляк поучает русского: «Вы не умеете гордиться своими ребятами! Ты, как русский,  должен гордиться «Гуришанкаром»!.. Кстати, когда мы выложили еще не изданный «2nd Hands» на главный в России прог-ресурс, его эксперты «закидали нас помидорами»!

– За что?

Обложка самопального издания «Close Grip» (2003).

– По их мнению, наше творчество – ну совсем не прогрессив, и его вообще вредно слушать! Помню, я сильно удивился этому: ожидал, что нас почти не заметят, а тут налетели, порвали в клочки! (Смеется.) И еще одна байка. Весь 2008-й я просидел над доделкой «Close Grip», альбом вышел на «Юникорне» вдогон «2nd Hands», добавил «Гуришанкару» известности – после чего один товарищ из заграницы пишет нам: «Я тут на одном фесте за 15 баксов купил раритетный диск – якобы ваш, с музыкой 2002-года. Он точно ваш? Или меня обманули?» Оказалось, этот диск – одна из разосланных нами в 2002 году по прог-изданиям болванок «Integral Symphony», как бы крутой раритет, который один из прог-лейблов пустил в продажу. И Паша, ради прикола права покачать, написал в этот лейбл письмо с упреком: почему вы продали нашу демку без нашего разрешения? И они на полном серьезе извинились!

 

«… ВСЁ ПОФИГ – ЛИШЬ БЫ ИЗДАТЬСЯ!»

– Давай дальше про переписку с лейблами.

– Паша написал в ответ всем согласившимся издать альбом просьбу прислать договоры, чтобы мы их изучили. Они прислали, мы сравнили – и почему-то сумма отчислений нам с продажи копии больше всего нам понравилась у «Unicorn Digital». Все предлагали 3,5 доллара, а Мишель Сен-Пэр, глава «Юникорна» – четыре! А еще понравилась компания, в которой мы окажемся, издавшись на «Юникорне» – сплошь американские и канадские солидные группы, можно сказать, элита. Ну и, чего скрывать, понравилось, как они нас в переписке расхвалили, их дифирамбы – для нас такое было впервые!.. В общем, было заметно, что мы их сильно заинтересовали и они нацелены на серьезное сотрудничество.

Обложка «2nd Hands» (Unicorn Digital, Канада, 2007).

И начали мы сотрудничать с «Юникорном», и написали они нам, что в альбоме ничего менять не надо, а только сделать обложку и мастеринг. Обложку сделал швед Jonas Ekman, послушавший нашу музыку и рисовавший строго для нее. Обложка нас впечатлила не сильно, но времени на ее доработку уже не было…

Нам, кстати, вообще мало везло с кавер-дизайном, поэтому его мы с Пашей часто делали сами, но! Обложка третьего альбома давно готова, а сделал её мой друг-дизайнер Александр Пермяков. Обложка – супер! Очень грамотная!

– Прости дотошность: гонорар шведу за обложку «2nd Hands»…

– .. заплатил «Юникорн». Написав нам, что вычтет его из наших будущих гонораров. Но нам это было по фигу, лишь бы издаться! В общем, сделали всё, что надо для издания, стали ждать официального релиза. (Пауза.) Прошло более полугода. (Пауза.)

– Не томи! Дальше-то что? «В один прекрасный вечер приходит письмо с уведомлением», так?

– Ну да.

– «Ваш альбом вышел, и вы можете его…»

– «… купить»! (Хохочет.)

(Отсмеявшись.) Удавят нас за такое интервью. Или засмеют.

(Отсмеявшись.) В общем, на Пашин адрес пришло письмо из Канады, что диск вышел. И к нему – коробка с 50 авторскими экземплярами из первого тиража «2nd Hands»… после мы еще 50 дозаказали.

– Экземпляры номерные были?

– Нет. Мы тогда не знали, что так можно!.. Кстати, надо эту крутую идею Коле (Николаю Богайчуку – Ред.) сказать.

– Коля сам её знает, сам её реализует. Кстати, о крутизне: когда вы диски получили, ощутили себя крутыми?

– Не-а. Такое было позже. И то слегка. А тогда… радость, конечно, была. Но не такая, чтоб ее отметить всем городом или всей тусовкой! У нас же на тот день даже круга поклонников не было. И мы спокойно жили, как авторы музыки, которая никому вокруг не интересна – даже местным прогерам, чего говорить о любителях попсы!.. Так что мы с Пашей вообще никак это не отметили… да и зачем? Во-первых, мы не пьющие. Во-вторых, какой смысл, если мы и без этого релиза были лучшими друзьями, каждый день созванивались, он у меня свидетелем на свадьбе был! (Долгая пауза.)

Правду говорят: если хочешь остаться в друзьях, не делай с другом бизнеса.

 

В ТОПЕ ПО-РУССКИ – БЕЗ ДЕНЕГ, ФЕСТИВАЛЕЙ И КОНЦЕРТОВ

– С первыми гонорарами в группе пошли и первые проблемы, так?

– Не так. (Через паузу.) Вместо гонораров мы стали получать от «Юникорна» квитки, типа расчетов по зарплате: «столько-то вы заработали с продажи диска, при этом на него столько-то было потрачено, на сей день итог такой-то». То есть мы находились «в минусах» до тех пор, пока лейбл не окупил свои издержки на выпуск диска, на его рекламу, которая была даже в американском «Rolling Stone», целый разворот журнала. И поначалу мы вообще были в долгу у «Юникорна». Но примерно через год, где-то в 2008-м, «вышли в плюс» – и довольно хорошо, если верить квиткам! Ну и мы, ясное дело, стали просить у них деньги…

– «Гив ми май мани!»

– (Смеется.) Типа того. А пока что идет 2007-й, на «2nd Hands» выходит куча зарубежных рецензий, почти все положительные,  Dutch Progressive Rock Page записывает нас в номинацию «Лучший прог-дебют года», где мы занимаем второе место в мире! «Prog-Awards» – так вообще выдвигает «2nd Hands» на «лучший иностранный прог-релиз года», где мы оказываемся в одном списке с Porcupine Tree и Nemo, офигеть! Попутно на русском рецензии пошли! Дальше – больше: в 2007-м году «2nd Hands» очень долго торчит в топе лучших альбомов года на главном мировом прог-ресурсе ProgArchives.com и в том же 2007-м мы становимся самой продаваемой группой на «Unicorn Digital», одном из крупнейших прог-лейблов мира, опередив даже Mistery, группу главы «Юникорна» Мишеля Сен-Пэра!

При всем при этом на моей работе, в службе судебных приставов, о «Гуришанкаре» не знает никто – кроме друга по работе, крутого джазового баяниста, который в приставы попал так же, как и я – из-за того, что у нас музыкантам обычно жрать нечего и они пытаются зацепиться за что-то более-менее стабильное. На всю службу нас таких было двое, и мы друг друга не выдавали: я молчал, что он джазмен, а он – что я прогер.

–  Представляю сценку – два пристава шепчутся: «Мне «Грэмми» присудили! Но об этом никому!»

–  … «А мне сразу две! Но ты тоже про меня молчи!» (Смеется.) Смех смехом, а к началу 2008-го «Гуришанкару» пачками пошли приглашения на прог-фесты – на «InProg», это само собой, спасибо Володе Импалеру – и из заграницы, от многих появившихся у нас друзей и поклонников из прог-богемы. Они нас и в Европу звали, и в Канаду, и на самый крупный прог-фест США, откуда пришло приглашение с согласием оплатить проезд и пребывание, представляешь?! Более того, по словам Мишеля Сен-Пэра, когда он был на каком-то супер-прог-фесте в Штатах, там только и разговоров было, что о неясно как выскочившей группе из России, которую обязательно надо выписать с концертом в Америку.

Мухачев,  Иютин, Сивков, Ерцев, Агранович (Сыктывкар, 2008 г.)

И мы, все такие молодые, безбашенные, воодушевленные стопкой приглашений на фесты, решили: надо хоть куда, но рвануть! Намерение было вполне реальным – при том, что «Гуришанкар» никогда не был концертным ансамблем! Им – и то не сильно – был «Integral Symphony», в котором мы выходили на сцену с несколькими  вещами с демки и с будущей «Close Grip»… Каких только вокалистов при этом ни перебрали, всех не припомнить!  А усложнение музыки – и уход в студийность – у нас начались с «Second Hands». Его материал мы уже вживую не играли.

–  Несмотря на это…

–  Мы засели за новый концертный сет! Влад с Мишкой, тогда еще школьники, приехали в Сыктывкар, в барабанщики мы взяли Макса Сивкова, две недели репетировали материал для фестивального сета, три вещи сделали вполне сносно.

И тут начались заморочки с Владом. Ему вдруг разонравилось быть вокалистом группы и захотелось стать лидером какого-то своего проекта. По ходу он, ясное дело, обвинял меня, как старшего брата, что я слишком требователен, сильно давлю, не даю развернуться. Это, если честно, во многом было правдой: в работе я строгий и, может, даже слишком…ругал Влада за неподготовленность, после чего он замыкался в себе. Сейчас-то я помягче, а тогда дисциплина в работе для меня была сверхважной. В итоге Влад обиделся и уехал. И никем не заменить! Про выезды на фестивали можно забыть, и вообще труба.

 

«ТРЕБУЕТСЯ ВОКАЛИСТ! СУПЕРЗВЕЗД ПРОСЬБА НЕ БЕСПОКОИТЬСЯ!»

– Но вы не сдались?

– Сдались. Но не сразу. Сначала перепробовали на место Влада кучу вокалистов. Это отдельная история, и место ей не здесь, а чуть дальше.

Герб Сыктывкара

Герб Сыктывкара

– По ходу сидения в Сыктывкаре у вас интервью брали? С вопросом, почему знаменитая прог-группа не вылезает «за бугор», а сидит в медвежьем углу?

– Почему это в «медвежьем»?

– Потому что на гербе и флаге Сыктывкара – золотой медведь в берлоге!

– Это что… чудище на нашем гербе – золотой медведь?!

– Ну да.

– А я и не знал… Стыд-то какой! (Смеется.) А сетевых интервью куча была! С Европой, ее прог-изданиями, с Америкой, с Японией раза два! Паше присылали вопросы на английском, он переводил их на русский, посылал мне, я на русском писал ответы, Паша переводил их на английский и отправлял. Почти все подборки вопросов – одинаковые, как под копирку. И через некоторое время Паша стал отвечать на них, копируя из прежних наших ответов.

–  Кстати, пока на забыл: Паша, он же – Павел Ерцев, по образованию математик…

– Еще какой! Он и Бауманку закончил, и диссертацию там защитил!

–  А по профессии?

– Сначала был начальником информационного отдела на предприятии, а сейчас работает в Москве фотографом на свадьбах. Очень хороший, кстати, фотограф, высоко котируется! (Долгая пауза.)

На Паше у нас были все оргвопросы и связь с общественностью, я в это не влезал. В результате получилось так, что Паша стал заниматься нашей музыкой явно меньше, чем оргработой для неё. А я тянул его в сторону музыки, напирал на него – до такой степени, что однажды он сказал: «Музыка не является для меня основным занятием. И если вопрос встал так остро, я готов покинуть проект». Отчего я, помню, даже испугался: «Всё, больше не лезу, делай, что хочешь и как хочешь, только будь!»

– Прости, но, по-моему, он ничего дурного сказал, а честно объяснил.

– Так я и не стал с ним спорить! И мы, пусть и не в лучшем состоянии, взялись делать новый альбом, уже третий по счету.

Стали искать для него вокалиста. Вели переговоры с Максом Самосватом из «Эпидемии», который в проге отлично разбирается, с одной из вокалисток группы СЛОТ, а девушку из группы Southwake в Сыктывкар на прослушивание привезли… даже с менеджером Николая Носкова списывались! (Смеется.) Самым именитым, из тех, кого звали, был Майкл Садлер из Saga – на него мы вышли через нашего фаната в Штатах, и он для нас был вообще, выше не бывает! Майкл послушал наш материал и согласился спеть, за что попросил денежку – небольшую, символическую, но для нас, к сожалению, в тот момент непосильную… будь ты проклят, «Юникорн»! (Смеется.) Также  связывались с Arno Menses, вокалистом Sieges Even, который мне безумно нравится – он тоже согласился за недорого, а толку-то?. Еще с племянником Кири Ливгрена из Kansas и Proto-Kaw подружились, –  с тем, который спел на последнем сольнике Кири таким канзасским, чуть скрежешущим вокалом, с типичной американской уолшевской подачей, я её обожаю!… так он даже одну нашу вещь записал. Но был не сильно обязательный и как-то пропал.

В общем, кого только не пробовали, ни с кем не сложилось. Но ни о ком ничего плохого не скажу. Просто все эти более или менее известные вокалисты оказались для нас чересчур яркими, гнущими музыку под себя. Боюсь, ради них нам пришлось бы вообще переписывать уже сделанный к тому времени материал нового диска… Нам-то хотелось, чтобы это был не вокалист, сделавший себе имя в других громких проектах, а человек из ниоткуда, с собственным исполнительским характером, которому есть что сказать в нашей музыке.

 

«НАШ ЧЕЛОВЕК» ИЗ ЗАПАДНОГО ЙОРКШИРА

И тут объявился Джейсон Оффер из Англии?

– Именно! Мы на своем сайте вывесили объявление о поиске вокалиста – он и отозвался: «Может, на что сгожусь? Вот страничка MySpace, там меня можно послушать в песне под гитару». Послушали – ничего особенного, но отторжения не вызвал, хотя поёт уж больно по-английски!.. Кстати, может показаться странным, но у меня к Джейсону постоянной претензией было: «Слишком по-английски поёшь!» (Смеется.) Смех смехом, но пришлось его отучать, показывать, как надо! Покажу, он мне: «Не кажется, что это слишком по-американски?» – «Мне по барабану! Лишь бы подача именно такой была!»

Впрочем, как бы у нас Джейсон ни пел, это все равно было намного более на английском, чем в «2nd Hands», где пел Влад – с жутким акцентом, ни слова не понимая, мы ему все слова русскими буквами писали… английский у Влада был даже хуже, чем у меня! Кстати, его вокал для обоих первых альбомов мы записывали у меня в кладовке на микрофон для караоке с натянутым на него маминым капроновым чулком в качестве поп-фильтра!..

Так вот, познакомились мы с Джейсоном через наш сайт, поскольку он был фанатом прога, все достойные прог-сайты прочесывал, узнал о нас, показал своей тусовке… и в ней теперь из русского рока знают только Гребенщикова, который регулярно поет в Альберт-Холле, и «Гуришанкар»! (Смеется.) У нас завязалось общение по Сети, Джейсон стал пробовать наши вещи, у него не получалось, но мы к такому привыкли. Зато нам понравилось, насколько он упертый в эту свою единственную в жизни возможность реализоваться как музыканта… кто-кто, а мы это понимали! Во-вторых, мы сообразили, что пробовать его надо вживую, в Сыктывкаре.

– В итоге?..

– Паша и Джейсон сложились деньгами ему на дорогу (я, тогда, помню, ушел из приставов, сидел на нуле, зато уже была своя студия недалеко от дома!). И Джейсон, в обнимку с текстами для третьего диска, написанными им в Англии, впервые прилетает в Россию: ноябрь 2010-го, холод, вьюга метёт, из самолета вылезает сорокалетний мужик в ушанке, его встречают два аборигена, один из которых ни бум-бум по-английски, везут как раз к нему, где и селят!

Затем мы с ним две недели, таращась друг на друга, ищем общий язык – в итоге, становимся друзьями, а он сходу начинает петь, как надо, и записывает, по сути, весь вокальный материал третьего альбома!

Джейсон Оффен. Слева – между Ерцевым и Аграновичем; справа – на записи вокала в свой первый приезд в Сыктывкар (оба фото – 2010 г.).

– Идеально вписался?

– Точнее сказать, «вписал себя». Он, как выяснилось, очень точно чувствует размеры, ритмику – как говорится, «фирмА». Что-то еще мы с ним дописали во время его следующего визита в Россию, куда он прилетел еще и потому, что ему здесь сильно понравилось! Причем настолько, что он уволился с работы в Англии и переехал жить к нам! Мы нашли ему работу в языковой школе, и он туда приезжает раз в полгода, месяца на четыре – а в Англии не работает. Более того! Он еще и в наших барах дает концерты своих песен, типа бардовских, весь город его знает, он достопримечательность Сыктывкара!

В общем, на редкость пришелся к месту – и по жизни, и в новом альбоме.

 

«ТРЕТИЙ ГОТОВ?» – «ГОТОВ!»

– Но! Место Джейсона на новом альбоме «Гуришанкара» мог занять сам Майкл Садлер?

– Ну да. Но, повторю, получить результат, похожий на «Сагу», нам не хотелось… да и денег на Садлера у нас не было. На тот момент мы сидели в Сыктывкаре, живых денег от «Юникорна» так и не получив. Хотя, если судить по квиткам за оба альбома, мы уже были в хорошем плюсе. Но Мишель Сен-Пэр, глава «Юникорна», пишет нам: «Денег нет!» – «А когда будут?» – «Потом». При этом на «Юникорне» выходит релиз группы Мишеля «Мистери» с вокалистом Бенуа Давидом, который поёт на «Fly from Here», предпоследнем альбоме Yes. Выходит с рекламой во всех авторитетных СМИ о проге… ну и мы, ясное дело, подумали, что Мишель в это дело вбухал все деньги – и свои, и наши.

По ходу этих дел на нас выходит московский ресурс Thankyou.ru с предложением разместить в Сети два наших альбома. Мы соглашаемся – с условием, что их юрист поможет нам разрулить ситуацию с «Юникорном». Юрист связался с Мишелем, у них пошли терки… и вот тут-то я из темы и вывалился

– Почему?

– У меня дал трещину контакт с Пашей. На этом мы тему денег от «Юникорна» закроем, ок? Могу сказать только одно: за все эти годы на своей прогрессивной музыке я не заработал ни копейки. А сколько заработали другие, я не считал.

Так что вернемся в 2010-й и 2011-й годы, к Джейсону. После его первых двух визитов в Сыктывкар новый альбом был, в общем и целом, готов… но началась моя тягомотина с Пашей, подробности которой тоже опустим, оба хороши…

И дело встало. Никуда не движется. И меня это бесит, потому что материал тысячу раз мной пересведен-перелопачен, докручен, но можно еще круче.

– Для этого?

– Нужно было опереться на Пашу… В итоге, я остаюсь у дела с одним Джейсоном, который и рад бы помочь, да не в силах, он от этого далек. Вдобавок, так как Паша «отвалился», мне пришлось кое-что из написанного им – материал, оркестровки – переделать и перезаписать самому. А ведь еще и барабаны! Но, слава Богу, в барабанщики на третий альбом я позвал Светослава Богданова из Сыктывкара, который тогда жил в Петрозаводске, учился там в консерватории, а мы с ним когда-то играли метал-кор, хотя он джазовый барабанщик…. так вот, он года три назад приехал на каникулы в Сыктывкар и за две недели записал все свои партии в лучшем виде!

Ерцев, Агранович, Джейсон Оффен, Святослав Богданов (фотосет нового состава, Сыктывкар, 2011 г.)

Ерцев, Агранович, Джейсон Оффен, Светослав Богданов (фотосет нового состава, Сыктывкар, 2011 г.)

Ладно, всё это детали. Главное – наш новый альбом доведен до ума, по сути, готов к изданию.

 

«В ХОРОШЕМ АЛЬБОМЕ МУЗЫКУ ХОТЬ РАЗ ДОЛЖНО ЗАНЕСТИ ЧЕРТ-ТЕ КУДА»

Александр Агранович в 15, 18, 24 и 28 лет (гг. Ижевск, Печора и Сыктывкар).

– Тогда «на дорожку» давай подробнее о тебе как о композиторе?

– В смысле?

– У каждого сочинителя музыки – свой подход к делу, своя методика. У тебе какая?

– Дай подумать. (Через паузу.) Я пишу эмоциями. Никаких сюжетов, никаких историй, персонажей или речей при этом не представляю. Зато четко знаю, где как повернуть, где взять паузу или закрыть тему совсем – типа всё, такая-то эмоция кончилась, себя исчерпала.

Наверное, поэтому, мне слова не важны, а то и не нужны. Не люблю ловить смысл слов и сопоставлять его с музыкой… оттого у нас все тексты на английском, чтоб я в них не вникал. (Смеется.) Были бы на немецком или китайском, мне бы всё равно это нравилось, так как голос для меня прежде всего – музыкальный инструмент. Я, кстати, тоже, было дело, спрашивал у других музыкантов, как им работается. Оказалось – у каждого по-своему… Паша, скажем, математик и силен расчетом: например, в последнем длинном треке «2nd Hands»  есть трехминутный фрагмент, ноты которого Паша рассчитал по какой-то найденной им формуле – и такая клёвая, гипнотическая, куда-то уводящая музыка получилась!..

А у меня все на эмоциях и на интуиции.

– Даже когда начинаешь складывать альбом?

– Да. Чисто интуитивно знаю, какая вещь где будет стоять. Это не значит, что все склеивается легко, само собой – иногда приходится силком давать теме нужное развитие, чтобы вещи в альбоме точно сошлись. (Пауза.) А еще я считаю, что в хорошем альбоме музыку должно хоть раз занести непонятно куда и непонятно почему! (Смеется.) Если этого нет, то альбом так себе, средний, без полета.

Другая моя «навязчивая идея» – напоминать в музыке, что я русский, что у меня корни здесь…

– … ставить знак «Сделано в России»?

– Но не какими-то музыкальными цитатами, а характером музыки, интонацией, налетом, тремя нотами. В «2nd Hands»  этого, честно говоря, мало. Но чем дальше, тем больше меня на такое тянет.

– В новом альбоме сколько треков планируешь?

–  Дай подсчитаю! (Смеется, задумывается.) Вместе с интродукцией получается восемь, из них длинных – от силы две. А общим временем альбом будет не больше часа.

– Про нас-то, про «АртБит», ты как узнал?

– От Паши. Сам-то я, если честно, нашими рекорд-лейблами, при всем к ним уважении, никогда не интересовался,– ни джазовыми, ни прог-роковыми… русский прог-рок, за очень редким исключением, мне не сильно интересен. А тут вдруг Паша пишет: так, мол, и так, «АртБит Мьюзик» связался со мной, хочет переиздать наши альбомы». «Отлично! – отвечаю, – Пусть переиздают!»

И всё, и тишина – в смысле, Паша пропал. Ну, пропал и пропал, спокойно продолжаю доделывать третий альбом. Тут приходит письмо от Володи Импалера, типа: «Как там у вас? А то я знаю, что главные в «АртБите» фанатеют от «Гуришанкара» и собираются вас переиздать». Ого, думаю! После чего – впервые в жизни! – залезаю на сайт «АртБита», посмотреть, что вы издаёте… и вижу то самое, что мне больше всего нравится в новой русской музыке!

С автором этих строк, август 2014-го, интервью в Клубе Алексея Козлова.

– Не льсти!

(Смеется.) Я серьезно! К русскому прогу, за исключением Костарева и еще нескольких имен, я равнодушен, и гораздо больше интересного для себя нахожу в русском джазе. А у вас и Костарев, и Антон Горбунов, и сам «Арсенал»… ни фига себе, думаю, в какой классной компании окажусь! Выйдя, что важно, дома, в России, своим основным изданием!

На мой взгляд, вы первыми в стране стали по крохам собирать все хорошее, что есть в нашей музыке – и в сегодняшней, и в недавней, и в той, что осталась от советского периода… ту музыку, на которой, кстати, я сам вырос, когда маленьким, слушая какой-то виниловый сборник, впитывал «Ностальгию», еще не зная, что это «Арсенал»! Пластинки родители покупали – много, но почти без разбору, а просто то, что им нравилось, меломанами они не были.

Кстати, часто бывает, что у таких людей дети становятся меломанами – и наоборот. Поэтому боюсь, что моя дочка вырастет не меломаном (смеется).

Беседовал Дмитрий Филатов

*  *  *

В качестве бонуса – The Gourishankar, хроника событий (она будет включена в буклет альбома, выпущенного «ArtBeat Music»)

  • 2 января 1981 года в г. Ижевске родился Александр Агранович (будущий Nomy Agranson из The Gourishankar, один из основателей группы, ее гитарист, композитор и саунд-продюсер).
  • 11 ноября 1981 года в г. Сыктывкаре родился Павел Ерцев (будущий Doran Usher,  еще один основатель The Gourishankar, ее клавишник и композитор).
  • Декабрь 1997 – в Сыктывкаре родилась школьная рок-группа Integral Symphony, где играли Александр Агранович и Павел Ген – будущие гитарист и басист The Gourishankar .
  • Март 2000 года – «историческое знакомство» студентов Сыктывкарского государственного университета Александра Аграновича и Павла Ерцева.
  • Октябрь 2000 года – ДТП, в результате которого для музыки погибает Александр Агранович, зато рождается дружеский и творческий тандем Номи Агрансона с Дораном Ашером.
  • Сентябрь 2001 года – группа Integral Symphony (в составе: Александр Агранович, Павел Ерцев и Павел Ген) приступает к записи демо-альбома «Integral Symphony». В качестве «вокализатора» (именно так на одном из форумов назвали этого музыканта – дословно: «бесит меня их вокализатор!») был приглашен Игорь Райхель, не задержавшийся в группе.
  • Январь 2002 года – окончание записи демо-альбома «Integral Symphony», после чего группа меняет название на The Gourishankar. Рассылка альбома по прог-ресурсам.
  • Зима-весна 2002 года – знакомство группы с главным редактором московского журнала «InRock» Владимиром «Impaler» Миловидовым; приезд по его совету в Москву – для перезаписи (при участии Александра Костарева, патриарха российского прог-рока) инструментальных партий альбома «Integral Symphony».Группу, переехав в Сибирь, покидает ее басист Павел Ген.
  • Октябрь 2003 года – вокалистом группы становится Влад Иютин (будущий Vlad MJ Whinner) из школьной прог-группы Lee Riders (Ижевск).
  • 2003 год – запись первого варианта LP-альбома «Close Grip», в который вошли переработанные и переписанные треки с демо-альбома «Integral Symphony». В записи также приняли участие: Андрей Ветхов (ударные) и Наиль Магжанов (ударные).
  • Январь 2005 года – группа приступила к работе над альбомом «2nd Hands»
  • Февраль 2006 года – завершение работы над «2nd Hands», рассылка его по прог-ресурсам. В записи также приняли участие: Владимир Расторгуев (альт, виолончель), Дмитрий Уляшев (саксофон, флейта), Алла Изверская (бэк-вокал). Затем, в течение года шла работа по продвижению альбома для его издания. После чего был подписан контракт с канадским рекорд-лейблом Unicorn Digital и проведена подготовка к изданию «2nd Hands».
  • Январь 2007 года – выход на Unicorn Digital альбома The Gourishankar «2nd Hands».
  • 2008 год – вдогон ему на Unicorn Digital выходит альбом The Gourishankar «Close Grip».
  • 2008 год – группу покидает вокалист Влад Иютин.
  • 2008 год – группа приступает к подготовке материала для своего нового, третьего по счету полноформатного альбома. Альбом не имеет «рабочего названия», но уже стартовала его запись
  • 2008 год – Интернет-знакомство Агрансона и Ашера с Джейсоном Оффеном (Jason Offen, Галифакс, Англия), будущим вокалистом The Gourishankar.
  • Октябрь 2010 года – первый прилет Джейсона Оффена в Сыктывкар, за две недели его визита записаны почти все вокальные партии нового альбома.
  • 2011 год – завершение работы над концепцией третьего альбома. Группа приступила к записи инструментов и приглашенных музыкантов.
  • Июль 2014 года – контакт с проектом «ArtBeat», начало работы по переизданию «музыкального наследия The Gourishankar» и подготовки к выпуску нового альбома.

Безоговорочно одобренные Аграновичем слипкейс и обложка бука двухдискового издания, «1st Decade. The Gourishankar Anthology» (ArtBeat Music, дизайнер Александр Медведев).

Пока всё, спасибо за внимание!

Похожие Посты

Тэги

Добавить в

2 Коммент.

  1. v.m.

    опечатка в фамилии, барабанщик Наиль Магжанов (ex-Necrost, «Омела) — он записал бонус, кавер Gentle Giant.
    всё остальное — Андрей Ветхов из «Оргии Праведников».

  2. Дмитрий Филатов

    Спасибо за контроль, исправлено!
    Еще и Саша прислал тройку «блох», выловленных памятливыми знатоками. Так что материал со временем становится только правдивей.

Оставить комментарий