Николай Сидоренко: «Видеоряд “Тройки” – из старых добрых “зимних” сказок»

Мар 11, 2014

Николай Сидоренко: «Видеоряд “Тройки” – из старых добрых “зимних” сказок»

Зачем «АrtBeat Music» выпускает свои альбомы? Ответ: чтобы наша хорошая музыка не пропала, была зафиксирована. Свежий пример – выходящий в ближайшее время альбом «Тройка» в исполнении Трио Николая Сидоренко. Большинство его пьес уже год с лишним как были готовы к изданию. Дело стало за малым: кто возьмется их издать, а перед этим поможет музыкантам завершить альбом?

Взялся «АртБит», он же решил поддержать альбом пиаром, начать который мы решили небольшой беседой с Николаем Сидоренко – пианистом от Бога, победителем престижнейшего Montreux Jazz Solo Piano Competition-2010 (об этом будет ниже), талантом, которому сам Бог велел помочь.

*  *  *

– Начни с чего-нибудь простого о себе, хорошо?

–  Мне 27, родом из Сочи. Еще о себе могу сказать одно: пытаюсь делать музыку. И со времен окончания мной Гнесинской Академии, класса Игоря Михайловича Бриля, понимаю: чтобы делать музыку хорошо, нужно время, быстро и сразу хорошо не выходит. Если только это не джем. (Смеется.)

– Опыт музицирования у тебя только фортепианный?

С мамой и педагогом Г.М. Запалацкой, Адлер, 2010 г.

С мамой и педагогом Г.М. Запалацкой, Адлер, 2010 г.

–  Да. Сначала чисто классический – в Адлерской детской музыкальной школе, в классе Галины Михайловны Запалацкой  играл академическую музыку и, по отзывам, неплохо. (Улыбается.) Но в школе было и джазовое фортепиано, в качестве факультатива… С 4-го класса я занимался у разных учителей: Гаяны Ростовановой, Екатерины Яновской, Виктории Горбуновой, да по всем предметам в муз школе была серьёзная подготовка, чем и славится Адлерская музыкальная школа!

А когда поступил в Сочинское Училище Искусств, серьезно увлекся джазом. Поэтому, отучившись два курса, с третьего перевелся в ГМУЭДИ на Большой Ордынке, который окончил с красным дипломом.

– Как перевелся в Москву? Такое же запросто не делается, согласен?

– Конечно. Дело в том, что у меня семья классических музыкантов. Мама окончила Саратовскую консерваторию, преподаватель классического фортепиано, а отец, Царствие ему Небесное – теоретик академической музыки, преподавал ее историю, гармонию, сольфеджио в Сочинском училище. В общем, с родителями мне повезло, они у меня лучшие в мире, воспитан в любви… А в Сочи моими педагогами были Евгений Юрьевич и Татьяна Юрьевна Агафоновы, сын и дочь Юрия Агафонова, одного из основателей училища. Они после второго курса сказали папе и маме, что талант у меня – джазовый, для его развития я уже взял от училища всё, что можно, и дальше мне учиться надо в Москве. А музыкальный мир – очень тесный. Так что в 2003-м родители обратились к Иветте Владимировне Шехман, которая преподавала в ГМУЭДИ, отправили меня в Москву на прослушивание к самому Брилю – и пошло-поехало. На прослушивании отыграл «снятые» джазовые стандарты… я, кстати, считаю, что умение перекладывать музыку с аудиозаписи на ноты – важнейшая часть самостоятельного обучения… поступил без потери курса, сразу на третий. С тех пор считаю себя под крылом Игоря Михайловича, чью Академию я тоже успешно окончил в 2008-м. А жил в Гнесинской общаге, в основном, на средства, присылаемые родителями. Плюс, как все студенты, подрабатывал игрой, халтурой, которая тоже закаляет (смеется).

Сидоренко_1– Игра игрой, но ты ведь еще и композитор, сочинитель. Когда в тебе этот дар прорезался?

– Трудно сказать. Проще сказать, от кого он – от отца, этим я в него пошел. Но сначала он мне «из-под палки поставил голову», выбил из меня лень думать. Поэтому, как музыкант, я характером больше в отца. Но в общем, по отзывам, похож на обоих родителей – и очень этим горжусь! А насчет сочинительства… Оно, наверное, началось в Сочи на втором курсе, сразу же, как перестал играть по нотам, стал импровизировать, пропускать через себя. Здесь без добавления чего-то своего не обойдешься – иначе нечестно, что ли? (Улыбается.) Ну а когда раз получилось, другой раз получилось, чувствуешь себя смелее. И сочиняется уже как-то само. Понятно объяснил?

– Вполне.

– При этом при сочинении музыки понимаешь, что у него есть свои законы, о которых ты слышал от педагогов, но! Тут-то ты открываешь их сам, заново. Поэтому усваиваешь лучше! То есть, при всем огромном уважении к учителям, каждый хороший музыкант – во многом самоучка.

– Не только музыкант. Но по смыслу согласен абсолютно.

– … а, главное, должна быть любовь к музыке. Когда от хорошей мелодии или аранжировки испытываешь чисто физическое наслаждение – при этом не важно, кто это сделал: ты или кто-то другой. Хотя, если ты сам, оно, конечно, сильнее (смеется)!.. Я, правда, чужой музыки мало слушаю – только когда кто-нибудь уважаемый порекомендует.

Montreux Jazz Festival-2010, affiche– А вот теперь давай о том, как в 2010-м тебя занесло в Монтрё, на Montreux Jazz Solo Piano Competition. Наверняка же не простым путем, типа: «Алло, это джаз-фестиваль? Говорит Николай Сидоренко из Москвы, выезжаю к вам, вставьте меня, пожалуйста, в конкурс!»

– Ну да, конечно… Началось с того, что мне позвонил Алексей Чернаков, джазовый музыкант и давний мой товарищ: «Есть шанс поехать на Фестиваль в Монтрё. От России его первым туром, выбором и отсылкой демо-записей, занимается Алекс Ростоцкий. Требования к «демкам»: блюз, джаз-стандарт и обязательно что-то авторское… в общем, если хочешь поехать, нужна твоя фонограмма!». Я передал свою фонограмму Алексу, после чего мне и еще двум пианистам из России пришел вызов в Монтрё, на второй тур, на полуфинал. Отправлением и встречей занималась семья Алтуховых, огромное им спасибо… меня так вообще поселили в двух минутах ходьбы от Miles Davis Hall, в семье Кристофа и Виктории Ломбардо, им тоже спасибо (в буклете «Тройки» будет множество special thanks от Николая! – Ред.)… инструментом обеспечили для подготовки…

Туров в Швейцарии было два: полуфинал, в который вышло 20 конкурсантов, и финал, в котором должны были участвовать трое пианистов: но жюри, в виде исключения, пропустило четверых. Из-за этого время каждого финалиста урезали на 5 минут – каждый,  вместо положенных 15-и минут, играл 10, чтобы все вместе уложились в общее время финального концерта! В общем, без нервов не обошлось.

– Что конкретно ты играл в финале?

– Три вещи: джаз-стандарт Marc Copland «Darius Dance», аранжировку темы своего учителя И.М.Бриля «Дорога без конца» и свою пьесу «В поисках утраченного». С ними победил, получил диплом.

А еще один ежегодный приз победителям Montreux Jazz Festival в разных его номинациях – право записаться на диск в студии, предоставленной организаторами конкурса. Для этого из победителей 2010 года (меня и вокалистки Санем Кальфа из Турции) сформировали состав под названием «Jazz On The Road»,  предоставили нам ритм-секцию из местных музыкантов. И мы, сделав небольшую программу, выступили с ней на итоговом гала-концерте фестиваля в Miles Davis Hall. А вот с записью диска не сложилось. В причины углубляться не буду, скажу лишь, что в качестве компенсации нам дали право записаться позже, каждому со своим составами, на Balik Farm Studio в другой части Швейцарии, в немецкоязычной, за счет организаторов фестиваля, с нас – только дорожные расходы. На том и расстались до новой встречи.

– А сейчас про работу на Balik Farm Studio, хорошо?

– В нее мы приехали зимой 2012 года, втроем: я, бас-гитарист Антон Ревнюк и барабанщик Алексей Кравцов.

Сидоренко_2 Антон Ревнюк Алексей Кравцов

Студия – на втором этаже здания, на первом – рыбу разделывают, и когда идешь на студию, через стекло в стене видишь этот процесс. Но всё чисто, стерильно, запах балыка по зданию не разносится (смеется.) Сама же студия – уникальная, вся в деревянной облицовке, отгорожены только барабаны, но на выходе всё равно редкий по чистоте звук, на треках это слышно.

«Balik Farm Studio» в городке Toggenburg, кантон St. Gallen, Швейцария.

«Balik Farm Studio» в городке Toggenburg, кантон St. Gallen, Швейцария.

А для «творческой подпитки» – окна, за которыми заснеженные горы с травой, где снег растаял, и эта красота помогала.

Toggenburg_1 Toggenburg_2

Хотя мы и без нее были хорошо сыграны. Антон – очень универсальный басист с сильнейшей джазовой базой, а вместе с Алексеем я много чего сделал в Paromshik Luda Band… У Леши всегда мощная энергетика – и на концертах, и в студии, а я, честно говоря, сильно зависим от обмена энергиями, люблю, когда и сам отдаю, и в ответ получаю (улыбается). Короче, из трех человек получился ансамбль – Трио Николая Сидоренко… Да! еще обязательно надо отметить звукорежиссера студии Александра Бойла (Alex Bolle) – спокойного, размеренного, четко делавшего свою работу. В итоге на Balik Farm Studio записали семь треков. К ним были добавлены три сольных трека, сделанных уже в России, на ТонСтудии «Мосфильма». Получился альбом, о котором я могу рассказать подробнее.

Альбом «ТРОЙКА» (рабочий вариант макета коробки, дизайнер – Александр Медведев).

– Так давай!

– Все пьесы, кроме «Con Alma» Диззи Гиллеспи и «Прелюдии» Эдварда Багдасаряна, на нем авторские. Большая часть сыграна втроем, но есть и сольные вещи. Некоторые композиции уже звучали на разных концертах и фестивалях – например, «Абхазия», первая на альбоме, необычная, на мой взгляд, вещь из репертуара Paromshik Luda Band, была исполнена на устроенном «АртБитом» фестивале FuzzionDay-2011, а для альбома я адаптировал ее под малый состав. Вторая вещь, «Карусель» – из репертуара состава SUB (Stephan Universal Band – Ред.), для которого я пишу музыку, а пьесу эту мы играли со знаменитым саксофонистом Джерри Бергонзи (Jerry Bergonzi). Есть на альбоме и, как я уже сказал, джазовый стандарт «Con Alma», один из моих любимых. А также чисто авторские, тоже джазовые, разные по стилю и содержанию пьесы – среди них «С любовью, для мамы», легкая, воздушная вещь. Кстати, название для нее мы придумали вместе с Колей Богайчуком (продюсером альбома «Тройка», исполнительный продюсером издательства «ArtBeat Music» – Ред.). А для пьесы «Клоун» название придумал Лёха Кравцов – «увидел» его после прослушивания трека на студии, а мы с ним согласились. Да и вообще имена композициям давались прямо по ходу записи: сыграли, послушали, и если дубль удачный, тут же придумывается имя вещи. Такой метод, по-моему, самый честный, самый верный.

– Спорить не стану. Но если метод работает – значит, верный.

– Заглавная же вещь альбома – трилогия «Тройка». В неё входят треки «Напевы» и «Колокола», сыгранные Solo Piano, и композиция «Тройка», исполненная трио. Видеорядом трилогии я представляю образы из старых добрых «зимних» сказок –  таких как «Снегурочка», «Морозко». И еще, для ясности: именно эта трилогия дала название альбому, а не «тройка музыкантов, сыгравших его».

– И на дорожку, на будущее. Трио Николая Сидоренко, как ни крути, это отдельный твой проект. И его альбом «Тройка» сделан, чтобы твоя музыка, звучащая в нем, не пропала, была зафиксирована. Так?

– Да.

– Но у тебя ведь есть и другие проекты с музыкой, мягко говоря, не хуже. Которая, прости, может пропасть, остаться незаписанной. Я имею в виду «Паромщик Люда» – проект и безбашенный в хорошем смысле слова, и востребованный публикой. Намек понял?

Paromshik Luda Band на FuzzionDay-2011

Paromshik Luda Band на FuzzionDay-2011

– (Смеется.) Понял. Paromshik Luda Band, несмотря на разные слухи о нём, не умер, жив. И мы, его участники, уже говорили о том, что нужно сделать альбом. И найти тех, кто его выпустит.

– Ответ принят, намек понят. А пока – удачи с «Тройкой».

Записал Дмитрий Филатов

Фото: Наталья Королёва, Гнел Казарян, из личного архива Николая Сидоренко.

Похожие Посты

Тэги

Добавить в

Оставить комментарий