Сёстры Матиевы: «Английский – сам по себе музыка»

Мар 2, 2014

Сёстры Матиевы: «Английский – сам по себе музыка»

Для «АртБита» одним из главных событий февраля был концерт-презентация в «Клубе Козлова» дебютного альбом братьев Раздецких, украинского дуэта «Big Second». Волею судеб встык с ним встанет схожее событие марта – первый в Клубе концерт сестер Матиевых, ингушского дуэта «Aftermath». И если у братьев праздник состоялся 23 февраля, то сестры, разумеется, выступят 8 Марта.

Добавим, что у «Aftermath» есть желание выпустить свой новый альбом на «ArtBeat Music», и замысел этот, как говориться, в работе, в обсуждении, а пока – небольшое промо-интервью с милыми, умными и веселыми Фатимой и Таитой, их «визитная карточка», предъявленная с прицелом на будущее.

*  *  *

 

«ЗЕМЛЯ ОСТАЛАСЬ, НО ДОМА НЕ БЫЛО»

– Беседы на сайте «АртБита» – они не столько о музыке, сколько о музыкантах. Поэтому первым делом – и всем прочитавшим на память: где ударения в ваших именах?

Таита (справа на верхнем фото). ТаИта.

Фатима. ФатИма.

– Старшая из вас?

Фатима. Я. Но у нас есть еще сестра, самая старшая. И младший брат есть.

– Из вас двоих филолог..?

Фатима. Тоже я. Специальность – «английский язык и литература».

Таита. А у меня – физмат, специальность по диплому – «математик».

Фатима. А папа у нас вообще – физик, доктор физ-мат наук, профессор! Это я к тому, что одна я во всей семье гуманитарий.

Таита. Ну да! У неё математический ум – лучше, чем у меня!

Фатима. …и на филфак, на английский язык, я пошла только потому, что музыку любила и хотела знать, о чем поется в песнях на английском.  Хотя, конечно, чтоб его выучить, не обязательно было идти на филфак! (Смеется.) А сейчас я второе образование получаю – экономическое.

– Кстати, о филологии- математике. Недавно один филолог просветил меня, что «Aftermath» на школьном слэнге означает «После математики».

Фатима. Да, такой перевод тоже присутствует…

Aftermath, в началеНо главное значение всё-таки – «Последствие»… Просто, когда мы начали сочинять, нам показалось, что это последствие того, что мы пережили в Грозном – переоценки ценностей, после которой к жизни начинаешь относиться по-другому… А чаще всего нас по ошибке , конечно, называют «Автоматом» – это с Матраскина пошло (Алексея Денисова, известного московского звукорежиссера – Ред.), который, кстати, первым нам показал, какие «АртБит» выпускает альбомы, пластинку Сергея Седых – и мы обалдели!… Так вот, Леша, представляя нас кому-то, сказал: «Они мало что из Грозного, у них еще и «Автомат» название!»

– Сочинять вы начали?..

Таита. В самом начале двадцать первого века.

Фатима. Когда в Грозном начались военные действия, мы уезжали, потом возвращались, жили среди развалин. Насовсем уехали в 1999-м, когда наш дом был уже разрушен. Земля, конечно, осталась, но дома на ней не было. А сочинять начали где-то в 2001 году.

– Родители живы?

– Да. Живут в столице Ингушетии, в городе Магас.

– А вы, уехав из Грозного, осели?..

Фатима. Сначала в Ингушетии, потом В Москве.

 

«ЕСЛИ МЕЛОДИЯ ЗАБЫВАЕТСЯ, ОНА – ЕРУНДА»

– Теперь вкратце о вашем главном музыкальном достижении, о достаточно популярном диске «Charming October».

2400Таита. Вышел он в 2012-м, как диск-приложение к журналу «Stereo&Video», голубой такой кружок с надписью, двенадцать песен.

– А записывался?

– В разных местах. На Тонстудии «Мосфильма», в Гнесинке… В Академии Хорового Искусства рояль записывали, Наташу Скворцову… Но вышел-то он не отдельным тиражом. А очень хочется, чтобы он вышел на «АртБите»…хоть мы и знаем, что направление у вас, в основном, чисто инструментальное и джазовое, но никто,  кроме «АртБита», так роскошно альбомы не выпускает! (Смеется.). И мы, короче, мы набрались храбрости и позвонили со своим предложением БигНику (Николаю Богайчуку, продюсеру «ArtBeat Music» – Ред.). Он ответил, что «АртБит» подумает…

Фатима. Потом перезвонил, сказал, что надо встретиться в «Клубе Козлова»… мы так обрадовались! (Опять смеются.) А после предложил снять в Клубе наш видеоролик с песней «Santa Claus», которой нет на диске, и разместить его на сайте «АртБита», как новогоднее поздравление. Вышло, на наш взгляд, неплохо… хотя, конечно, себя хвалить нехорошо…

– В ютьюбе есть ролик, где «Aftermath» хвалит Артемий Троицкий.

Обе. Ага, да! (Смеются.)

– И как он на вас вышел?

Таита. Да просто! Мы ему передали «Charming October», он послушал, ему понравилось…

Фатима. А потом встретились у него дома, и он пригласил нас на июльский фестиваль «ЭКОТРОПА» в центре «Этномир», где он был ведущим и послушал нас вживую. Кстати, там же выступала Людмила Петрушевская, мы с ней тоже познакомились… интереснейший человек, удивительный! А Артемий вообще классный, свой в доску!

Таита. Это было круто!

– Стоп! Пока нас черт-те куда не занесло, дико банальный вопрос. Хотя, на мой взгляд, он не банальный… я восемь лет проработал в дуэте с другом, на равных, как соавтор – очень особенное дело! Поэтому: как вы сочиняете вдвоём?

Фатима и ТаитаТаита. Молча (смеется). Можем каждая по отдельности что-нибудь придумать, а потом из этого сделать что-то общее. А можем сразу вместе засесть за что-нибудь.

Фатима. Да, еще! Мы почему-то обычно сочинять начинаем без инструментов, без нот, чисто для голоса. Про инструменты, про аккорды вспоминаем уже после, когда мелодика сделана, понятна, и ты уже в голове слышишь всю-всю аранжировку, всё ее развитие, ищешь на гитаре нужные аккорды – и всё!

Таита. Но если одна напела, а другой это не нравится, нам проще что-нибудь новое придумать, чем над этим спорить.

Фатима. Бывает, когда в одиночку придумываю какую-нибудь мелодию, потом боюсь ее забыть. Поэтому повторяю ее вслух – на улице, в трамвае! – а люди на меня оборачиваются. (Смеется.) Но вообще-то я поняла такую вещь: если песня по-настоящему хороша, я ее ни за что не забуду. А если забуду – значит, только показалось, что она хорошая, а на самом деле ерунда

Про «английские тексты: из английских поэтов у тебя кто любимые?

– Оскар Уайльд, я даже диплом по нему писала. Но вообще-то мне в англоязычной литературе больше нравятся прозаики и драматурги: Теннесси Уильямс, Сэллинджер, Фаулз, Хотя больше всего нравится английский язык сам по себе, его я слышу как какую-то музыку.

 

«ТРЕБУЮТСЯ МУЗЫКАНТЫ, ПОНИМАЮЩИЕ БЕЗ ОБЪЯСНЕНИЙ»

– Перед англоязычными аудиториями выступали?

Фатима. Перед американцами и японцами, представителями Фонда Карнеги, в 2006-м.

– А за границу выступать зовут?

– Да, зовут поклонники (смеется.), но всё не так просто. Зато на радио ротируют – в США, Испании, Израиле… Недавно подавали на визу в Англию, но нам отказали, Мы не обиделись, но до сих пор есть желание сходить в их посольство и… спеть им! (Улыбается.) А здесь с нами вышло большое интервью в вайнахско-турецком журнале «Marsho» – сразу на английском, французском и турецком языках.

– Уже упомянутый Троицкий сказал – и, независимо от него, то же самое сказал Владимир Импалер, главред журнала InRock… в общем, что вам пора работать с более разнообразным инструменталом. Ваше мнение?

Фатима. Ну-у… да, конечно… но мы очень любим минимализм! (Смеется.) Хотя, вообще-то, экспериментировать всегда интересно. Да и на альбоме у нас не только наши вокал и гитары – еще Наташа Скворцова за роялем и Денис Шушков за контрабасом… Кстати, мужской вокал – точнее, бэк-вокал, три мужских голоса – мы уже успели добавить в «Санта Клауса».

На съемке видеоклипа "Santa Claus" (Клуб Алексея Козлова, ноябрь 2013-го)

На съемке видеоклипа «Santa Claus» (Клуб Алексея Козлова, ноябрь 2013-го).

– Но, простите,  в России минимализм не всегда от хорошей жизни, так?

– И это тоже. Но, например, мы до сих пор не нашли барабанщика, который бы нам подошел, понимал бы нас без объяснений, как, скажем, понимает Наташа Скворцова. Поэтому альбом записали без барабана и перкуссии. Но сейчас есть очень подходящий драммер и перкуссионист – Вартан Бабаян. В нашем новом альбоме он будет участвовать.

 

«ИЗ ПОРОДЫ БЕГЛЕЦОВ»?

– Могу ошибиться, но у вас манера подачи чуть глуховатая, сдержанная – как, например, у Doors, так?

Фатима. Да! Очень правильно! Doors играют и поют, как бы стараясь не взорваться. Но все равно слышно, что внутри все кипит. Так же, например, молодой Марлон Брандо играет: тихо так, «в себя», а вокруг все замолкают, его слушают.

Фатима и Марлон

– Еще одна гипотеза: то, что вы делаете, укладывается в подзабытый, но популярный в 70-е — 80-е формат – «зонги» для спектаклей, для кино…

Таита. Тоже правильно. И этот жанр мы тоже очень любим. Только не в советских фильмах, а в старых американских.

– А писать для фильмов и спектаклей?

Фатима. С удовольствием!

Таита. Поэтому если какой-нибудь режиссер прочитает этот разговор и решит поручить нам песни для хорошего спектакля, мы будем счастливы! (Смеется.) Но если говорить о том, чего мы больше всего хотим, то, конечно, записать новый альбом. Потому что материала для него много уже, даже слишком.

Фатима. И рабочее название у него есть… даже два! Первое – «Из породы беглецов»… то есть «The Fugitive Kind». (По названию ч/б фильма начапа 60-х по пьесе Теннесси Уильямса «Орфей спускается в ад» – Ред.). Второе – «Mexico», по строчке из нашей песни: «Спроси, куда я хочу пойти, и я отвечу: Мексика!»

Mexico

– Для первого раза, для «визитной карточки», всё, ок?

– Ок.

– Удачи вам на концерте 8 Марта… ну и вообще.

– Да! Каждого, кто это прочитает, мы приглашаем на концерт. Места всем хватит!

Беседовал Дмитрий Филатов.

Фото: Катерина Мельникова, из личных архивов сестер Матиевых.

 

 

Похожие Посты

Тэги

Добавить в

Оставить комментарий