Аркадий Шилклопер: «Повезло в свое время – никто не стал делать из меня копию»

Июн 16, 2013

Аркадий Шилклопер: «Повезло в свое время – никто не стал делать из меня копию»

Рекорд-компании «АrtBeat Music» тоже повезло: Аркадий Шилклопер дал согласие выпустить на нашем лейбле новый альбом. 

Грядущий релиз стал поводом к беседе со знаменитым музыкантом.

 

* * *

– Начнем с альбома: с названия, участников… ну и так далее, хорошо?

– Рабочее название альбома «Last Snow» («Последний Снег»). Участников всего двое! Это я и замечательный пианист Вадим Неселовский, с которым я познакомился много лет назад на концерте «Moscow Art Trio». Мы (Михаил Альперин, Аркадий Шилклопер и Сергей Старостин) играли в известном немецком клубе «Domicil» в Дортмунде куда Вадим вместе с семьёй переехал из Одессы. В коротком общении после концерта, по тем вопросам, которые парень задавал и по реакции на наше выступление сразу же стало ясно, что Вадим креативный музыкант и у него большое будущее. И случилось так, что мы много лет больше не встречались, я ничего о Вадиме не слышал, но встречу нашу помнил!

– И все-таки об альбоме «Last Snow»?

– В конце декабря прошлого года редактор «Радио Россия» Людмила Осипова предложила мне принять участие в «Svetozar Stracina International Competition of Folk Music Recordings», который проходит каждые два года в Братиславе. Я согласился, и мы с ней выбрали для записи мою композицию «Дуэт для одного» (в альбоме она представлена как «Русская песня»). В это же время в Москве оказался Вадим – просто прилетел в столицу встретить Новый Год! Я решил воспользоваться ситуацией и пригласил его для записи хотя бы части нашей с ним совместной программы, что мы и сделали в 5-й студии ДЗЗ благодаря звукоинженеру Дмитрию Житомирскому, Людмиле Осиповой и «Радио Россия». Дописывали альбом уже в Нью-Йорке, а мастер сделали в Кёльне!

Сама же история нашего сотрудничества с Вадимом началась около четырёх лет назад, в Германии. Нам предложили сыграть несколько концертов в рамках дней еврейской культуры федеральной земли Северная Рейн-Вестфалия. Для нас это было полной неожиданностью, но звёзды как-то удачно сошлись, и всё получилось лучше, чем мы могли представить! В дальнейшем, на волне успеха и полного взаимного удовольствия от творческого и человеческого общения, нами были сыграны концерты в России (Уфа, Москва, Жуковский), Украине (Киев, Харьков), Люксембурге, Германии (Золинген, Потсдам, Крефельд, Билефельд, Бохум) и Америке (Нью Йорк).

Дуэт Аркалий Шилклопер – Вадим Неселовский

Как видите, концертов было достаточно для того, чтобы сыграться, глубже почувствовать друг друга, найти общий музыкальный язык и понять что же мы хотим рассказать слушателям… Всё это ещё в процессе, продолжает развиваться, наполнятся, изменяться, и я надеюсь, что выпуск альбома поможет нам двигаться дальше!

– Какова музыкальная ткань альбома «Last Snow» и чьи композиции в него вошли?

– Альбом полностью авторский. Композиции мои и Вадима – деликатное и очень пластичное сплетение фортепиано и валторны! Приятное дополнение – флюгельгорн. Он звучит в композиции «Russian Song» и в бонусной пьесе альбома.

– А общая концепция? 

– В альбоме есть три сквозных темы. Первая – русская. Вторая – современная академическая импровизационная музыка. Третья тема непосредственно связана с джазом. А главной задачей всей этой музыкальной истории мы поставили эстетическое единство и цельность ее общей драматургии.

В целом, получилось, как мне кажется, весьма органично и лаконично, ничего лишнего. Одну мою композицию с альпийским рогом даже пришлось убрать, так как она не вписалась в общую ткань прочего записанного материала.

– На какой день намечена презентация?

– На 1 октября 2013 года. В «Клубе Алексея Козлова» в Москве.

– Будут ли на сцене специальные гости?

– Нет, такого не планируем! Но дополнительно сыграем пьесы, которые в альбом не вошли. После презентации планируем небольшой промо-тур по России: Тихвин, Казань, возможны Питер и Львов.

– Аркадий, вы упомянули свою работу для фольклорного конкурса в Братиславе пьесу «Дуэт для одного», которая в итоге взяла в Братиславе Гран-При…

Диплом Гран-При Братиславского Конкурса «Svetozar Stracina International Competition of Folk Music Recordings» за запись пьесы «Дуэт для одного»

– Да! Эта композиция, которую я записал под Новый год в Москве, действительно, к моему большому удивлению, победила!.. Любопытно, что несколько лет назад на том же конкурсе Гран-При взяла запись Сергея Старостина, моего давнего друга, коллеги и партнёра по «Moscow Art Trio»!

– По вашему мнению, Братиславский  Гран-При присуждают, в основном, за качество записи – или у него другой приоритет?

– Полагаю, что, в основном, за содержание. Но технический уровень и  исполнительское мастерство тоже не на последнем месте…Многие крупные радиокомпании Европы (в этом году их было 60!) представляют на этот конкурс свои записи, связанные с фольклорными элементами. А точная шкала оценки и её параметры мне не известны. Спросите Людмилу Осипову, она даст исчерпывающую информацию!

– Немного поговорим о проекте «Большой Джаз», хорошо? О конкурсе на ТК «Культура», где вы были в жюри, но вышли из него? Вопрос такой: если бы вы были продюсером «Большого Джаза», как бы вы простроили конкурс?

– Я организовал бы всё несколько иначе! В первом туре конкурсанты, действительно, могли бы показать владение джазовым языком, сыграв что-либо из «вечнозелёного» (evergreen), что, собственно говоря, и было в «Большом Джазе». Но уже в следующем, втором туре, я бы попросил конкурсантов сыграть свои интерпретации или аранжировки, скажем, русского классического наследия – например, любимого мной Мусоргского, чья потрясающая музыка даёт массу возможностей для реализации собственных композиторских, импровизационных и исполнительских идей. Ну а третий тур – по желанию! Либо исполнение своей авторской музыки, а если таковой нет, то что-нибудь из композиций любимых музыкантов, то, что близко телу и душе («Body and Soul»).

При таком подходе был бы виден практически полный спектр способностей музыканта!

А так получается однобокость!..

Вот, кстати, что я написал в одном из своих комментариев в Facebook: «Да! Джазовый язык, действительно, объединяет народы мира, но это иностранный язык для большинства! И что хочет программа «Большой Джаз»? Чтобы наши музыканты научились разговаривать на этом чужом нам языке! Хорошо! Как этап для обучения и для общения с иностранными коллегами очень даже полезно! Но мы же не американцы, и наши мамы не пели нам колыбельные из мюзиклов! В России были и есть музыканты, которые идут своим путем, не подражая никому. Да и историю джазовой музыки делали и делают самобытные, не вписывающиеся ни в какие рамки «стандартов» творческие личности! Джаз – искусство персональностей! Всем это известно!»

Там же, чуть ранее, я написал, что «не желаю участвовать в тиражировании и клонировании американских копий и в “убийстве» собственных корней!» Правда, пресс-служба канала «Культура» обвинила меня в шантаже – к тому же, неверно процитировала: вместо «собственных корней»  написала «русских корней». А это большая разница! Я-то имел в виду собственные «корни» каждого конкурсанта, а они могут быть любыми – ведь мы знаем тысячи неамериканцев, которые внесли в джаз столько свежего, самобытного и оригинального, что благодаря этим музыкантам джазовая музыка жива и продолжает развиваться. Всё это они делали и делают с уважением к традициям! И я тоже уважаю традиции, о чём и написал в Facebook.

Скандал же разгорелся из-за того, что я предложил на гала-концерте «Большого Джаза» сыграть с нью-орлеанским биг-бэндом свою композицию «Кобра», вполне джазовую, но с элементами моего собственного «я». Тем самым мне хотелось показать американцам и всему честному народу, что мы, русские, способны делать что-то своё, самобытное, оригинальное (хотя бы тембрально), что и мы можем внести свою лепту в огромный мир, называемый Джазом. Но! Не удалось!:(

И больше всего меня огорчил тот факт, что организаторы «Большого Джаз» отклонили пьесу «Кобра», которую я играл с WDR Big Band, (одним из лучших в Европе), а также с лучшим студенческим биг бэндом Америки «One O’Clock Lab Band”, с немецким оркестром «Bujazzo» и многими отечественными биг-бэндами. К тому же аранжировку пьесы сделал американский композитор Майкл Эбене (Michael Abene), многолетний руководитель WDR Big Band!..

Текст «большого совета» канала был примерно такой: «Композиция замечательная, играете блестяще, но – нестандартное звучание!»…

И тут «Остапа понесло» (ослабло весло!):))): «Извините, господа, я много лет занимаюсь джазовой музыкой, но до сих пор не понимаю, что такое «стандартное звучание». Может, Ирвин Мэйфилд знает? (Irvin Mayfield – трубач-виртуоз, лауреат Грэмми, руководитель The New Orleans Jazz Orchestra, специальный гость и участник «Большого Джаза» – Ред.) Или музыканты его оркестра? А, может, спросить у самого Майкла Эбене? Скажите, что нестандартно в «Кобре», почему она не попадает в формат гала-концерта программы?»

Ответа на этот вопрос я не получил, поэтому и решил, что в жюри конкурса больше участвовать не буду.

– Многие музыканты вас поддержали.

– Да! Я рад этой поддержке!.. Жаль, конечно, что случился такой инцидент – ведь я не собирался его затевать: я с уважением отношусь к каналу «Культура» и саму идею программы «Большой Джаз» считаю весьма значимой и полезной для российской культуры. Кстати, многие, возможно, подумали, что я это сделал специально, так как любой скандал помогает пиарить артиста. Но это не так: я лишь высказал свою точку зрения!

– А сейчас, если не секрет, о ваших творческих планах на ближайшее время?

– В середине июля в Москву приедет съёмочная группа немецкого канала «3Sat»,  известного тем, что он показывает лучшие европейские фестивали и снимает фильмы о лучших европейских джазовых музыкантах. Пришла моя очередь!:))) Почему? Наверное, потому, что у Аркадия Шилклопера есть своё «нестандартное звучание»! К тому же он играет на не очень-то джазовых инструментах, играет разную музыку, открыт к экспериментам и т.д., но при этом уважает и классику жанра.

Кстати, в Youtube недавно появилась моя версия темы «My Funny Valentine» из мюзикла «Babes in Arms» (авторы – Richard Rodgers и Lorenz Hart). Трек был записан в Киеве 17 марта на программе «Джаз с Алексеем Коганом», которая была посвящена Чету Бейкеру,  и я попытался сыграть на ней любимую тему Чета со своим отношением как к самой теме, так и к великому музыканту

Что же касается отношения к музыке, то на «Большом Джазе» я сказал, что делю джазовых музыкантов на три категории.

– Какие именно?

– Первая – музыканты, которые действительно играют джаз, так называемые «корневые» носители языка. Вторая – те, кто думают, что играют джаз, таких большинство. И третья – те, которые играют своё отношение к любой музыке, не только джазовой.

Так вот, я отношу себя как раз к последней категории музыкантов, так как всегда пытался и пытаюсь играть своё личное отношение к музыке.  Например, буквально на днях во Львове, а затем в Екатеринбурге я играл с симфоническими молодежными оркестрами программу «Tribute to YES»! Играл своё личное отношение к музыке этой замечательной группы прогрессив- или арт-рока! Музыка «YES» сопровождает меня всю сознательную жизнь и в радости, и в горе, помогает пережить боль разлуки с близкими людьми, заживляет душевные раны, окрыляет и дарит надежду на лучшее!

Возвращаясь к «Большому Джазу». Почти все его конкурсанты прилично владеют инструментами, знают джазовые стандарты, умеют обыгрывать аккорды и импровизировать, но если они будут продолжать идти в этом направлении, то станут джазовыми клонами – возможно, даже очень хорошими, но, копиями, которых сегодня тысячи. А путь настоящего творца весьма тернист, и пройти его удаётся немногим, но те, кто его прошёл вписаны красной строкой в историю джазовой музыки навеки!

В заключение хочу сказать, что я всё-таки считаю себя джазовым человеком. И никакой я не враг джазовой музыке – наоборот, я за то, чтобы Джаз жил, развивался и радовал всех нас своей многогранностью и разнообразием стилей и направлений!

 

Записал Дмитрий Филатов

Похожие Посты

Тэги

Добавить в

Оставить комментарий