Мы не «Газпром», но мечты сбываются

Окт 24, 2012

Мы не «Газпром», но мечты сбываются

27 октября 2010 года, когда новорожденному «АртБиту» было три недели с небольшим, трое артбитовцев пошли в московский клуб «Mezzo Forte» на мини-фестиваль «Progressive Rock Evening». И услышали там живьём «Introspective F.M.», группу из Ярославля, и запали на неё, и познакомились вплоть до интервью. И родилась мечта издать альбом ярославцев. Ни «АртБит», ни музыканты тогда к такому были не готовы, но не прошло и двух лет…

В начале октября 2012 года «Introspective F.M.» засел в студии «Параметрика» за запись своего первого альбома под рекорд-лейблом «АrtBeat music». Попутно идет работа над дизайном альбома. А здесь – промо-материал о нём.

От имени группы говорит её лидер, гитарист и композитор Алексей Евланов.

 

АртБит: Название альбома?

Евланов: Пока просто «Introspective F.M.». По рок-традиции – первый альбом группы дублирует её название.

– Все вещи на нём ваши, без каверов?

– Да. Девять авторских композиций.

– Общим временем?

– Около часа.

– Когда они были придуманы и аранжированы?

Василий Шуников, еще один гитарист «Introspective F.M.»

Сейчас подсчитаю… С «АртБитом» мы два года знакомы, а первые базовые вещи для альбома были придуманы примерно за полгода до знакомства. Получается, альбом делался последние 2,5 года.

– В каких жанрах его сделали?

– Я бы сказал, что это «рок, влекомый по течению». (Смеется.)

– Давай не убегай от ответа. Ты же по профессии продавец музыкального магазина, тебе ли не знать, как отвечать!

– Ну, да… (Через паузу.) Если строго жанрово, то это инструментальный рок с элементами прогрессив-рока и пост-рока, чуть разукрашенных джаз-роковой интонацией. Также много отсылок к старому классическому року и джазу. Плюс немного ECM, кентерберийского рока, модерн-прога и гранжа.

А музыкальные аналоги?

– Это слушателю видней. Хотя «Миф о Сизифе», третья вещь альбома – она, чего скрывать, кингкримзонообразная. Если еще называть тех, на которые мы ориентировались – это Терье Рипдаль, Porcupine Tree, Pearl Jam, Tool… А часть композиций вообще навеяна инструментальной музыкой в духе Владимира Косма и Микаэла Таривердиева.

Инструментарий, использованный при записи?

– Электрогитара, акустическая гитара, барабанная установка, бас-гитара, перкуссионные инструменты и немного клавишных. Плюс различные электронные эффекты, подклады – не много, а ровно столько, чтобы подчеркнуть нужные места и дать там объем. Еще мы надеемся на участие духовых – как минимум, саксофона,  похожего на тот, что у King Crimson или Van der Graaf Generator: статический саксофон, подчёркивающий нервность момента. Играть на нём, мы надеемся, будет специальный гость Алексей Круглов,  который проявил к нам интерес… и который тоже из Ярославля.

– До этого ты Круглова не знал?

– Почему «не знал»? Он для музыкантов Ярославля, как Ленин, а Ленина все знают!.. Лично знакомы не были, но я, конечно, знал, что он звёзда международного калибра. А теперь, благодаря «АртБиту» – и персонально Николаю Богайчуку, продюсеру альбома – мы с Алексеем и знакомы, и есть договорённость, что он послушает наш мастер-диск и решит, где в нём поучаствует. Для нас это будет большая честь.

Артем Николаев, бас-гитара

– Концепт у альбома есть? Или он просто сборник?

– Есть! Причем у него, у концепта, два измерения, два уровня – микро и макро.

– Можешь их прояснить без мудреных терминов?

– (Смеется.) Сейчас попробую…  У альбома есть, так сказать, сквозной герой – абстрактный человек, имя его неважно. За время альбома он проживает день жизни: от рассвета, когда просыпается, и до ночи, когда ложится спать. Этот отрезок времени и всё внешнее, с чем за день сталкивается герой – это и есть микроуровень. А макроуровень – то, что происходит за этот день внутри него.

Что именно происходит?

– За этот день он внутри себя проживает всю свою жизнь: от рождения и до итога. День, как вся жизнь, два её круга, два пути: первый – от восхода до ночи, второй – от появления на свет до растворения в Свете.

– Давай, для большей ясности, пойдем по конкретным композициям?

– Ну, да… Начинается альбом с вещи под названием «4:35». Именно в это время 22 июня – самый ранний в году восход. В альбоме с этого восхода начинаются и день, который проживет герой – самый долгий световой день в любом календарном году – и вообще начало его жизни. Но 22 июня – это вдвойне сакральный для нас день, начало Великой Отечественной. Поэтому внутри «4:35» есть мощная по звучанию часть, которая отсылает к памяти о той войне… Я вообще-то так могу о каждой вещи поговорить.

– Так говори!

– Вторая композиция, «Разговор под снегом» – о том, как герой досыпает последний сон, в котором видит светлые образы и приятные картины. Такие сны бывают только в детстве, когда душа в изначальной гармонии, в равновесии с миром: всё, что надо, в тебе уже живет, только ты этого не осознаёшь. В макроуровень, о котором я сказал, название пьесы не очень попадает… она почему-то сама так назвалась.

Сергей Зайцев, ударная установка

Дальше – «Миф о Сизифе», композиция о том, что человек, войдя в эту жизнь, видит: всё в ней – либо труд, либо борьба, и конца этой мясорубке нет. И он мечется, не зная, куда себя деть… потому что в нём еще нет внутреннего стержня, а есть отчаяние от того, что ему кажется: и труд, и борьба – всё в никуда.

Следующая пьеса, «Небесное море», как раз о том, что у героя это отчаяние исчезает. У каждого, думаю, такое бывало: мечешься, мечешься – и вдруг приходят покой и отдохновение. Как, например, бывает при молитве. Кстати, эта вещь родилась, когда я увидел глаза своего ребенка, его взгляд, обращенный в свой мир, где он видит что-то важное и прекрасное, чего я видеть не способен. И меня так вставило, что я это ощущение помню прямо сейчас! А тогда, к счастью, под рукой был инструмент – и пошло-поехало. Пришел к ребятам, показал наброски… они давай музыку топтать! (Смеется.) В итоге вышла эта вещь. Один бы я её не вытянул. И вообще ничего бы не было, если б не наше взаимодействие в команде… на уровнях, которые словами не описать…

Оно и славно. Давай дальше по альбому.

– Пятая вещь, «Сквозь шторм» – о том, что герой впервые пришел к сознательному действию, понял, в общих чертах, куда двигаться и что предпринять. Преодолел в себе разрушительное начало и осознал созидательное, которое и есть его духовный стержень. Затем идет композиция «Последние сто лет», где герой осознаёт себя частицей человечества, которое в своём развитии никак не может переступить рубеж, за которым люди по-настоящему станут людьми. За словами «последние сто лет» стоят и безумный рывок, который люди сделали за последний век, и понимание, что тогда же произошли самые страшные войны. Вот наш герой и варит в себе этот диссонанс уже на макроуровне: что делать с собой глобально, как с частью человечества? Он, как капля воды, осознавшая себя частью океана. Поэтому  думает теперь не столько о себе, сколько о нём.

Дальше – композиция «Я не вернусь», подчёркивающая, что герой понял: к прежнему себе возврата нет. Ради этого не-возврата он готов, не моргнув глазом, пожертвовать собой.

Восьмая пьеса, «Молния во тьме пустоты» – о духовном прозрении. В предыдущей вещи у героя была только решимость, а теперь к ней добавилось знание. Поэтому пьеса несколько медитативная.

А финальная вещь – это «Звёздное небо». Наступает ночь – и герой возвращается к детским воспоминаниям, в исходные место и время, где ему было хорошо, ложится на спину, смотрит в небо и засыпает. Может быть, навсегда… и на этом всё. Но это ни в коем случае не смерть, а его слияние с небом.

Такая вот концепция. (Шумно выдыхает, смеется.)

Теперь, если ты не против, впечатления от работы в студии?

(Всерьез.) Самое главное из них – то, что мы оказались ужасно неумелыми музыкантами. Типа, знаем, чего хотим, но не знаем, как этого добиться. Нас поместили в прекрасные условия, а мы, взрослые уже люди, оказались к ним не готовы… из-за простого отсутствия опыта. Поначалу вообще испугались… но, слава Богу, освоились, дело пошло лучше. В основном, благодаря тому, что опробовали разные способы записи: целиком, по частям, как-то ещё… в общем, нашелся правильный вариант работы, наладилась обратная связь с профессионалами, работающими в студии. Огромное спасибо им за терпение.

– Дизайн альбома и его буклета уже выбрали?

– Скажем так: он близок к завершению, но надо ещё подумать-подработать. Кстати, отдельное спасибо Николаю Богайчуку и дизайнеру Александру Медведеву, которые буквально закидали нас разными вариантами дизайна.

   

Причем все варианты, на наш взгляд, хорошие, не с потолка, а с учетом нашей музыки… и попробуй выбери! То же самое с вариантами логотипа группы. Мы, наверное, из всех предложенных, себе на будущее сразу несколько возьмем. Чтобы добро не пропадало.

Ну, и в заключение, мы, конечно, хотим из всех сил сказать огромнейшее спасибо «АртБиту»…

– Не торопись. Альбом выйдет, тогда и скажешь.

– Не я один – всё скажем. Мало не покажется.

 

Беседовал Дмитрий Филатов

Фотографии и эскизы обложек диска: Александр Медведев

 

 

 

Похожие Посты

Тэги

Добавить в

Один комментарий

  1. Василий

    Жаль, так с Алексеем Кругловым и не срослось, было бы круто…

Оставить комментарий