Еще и такой Лукьянов

Авг 8, 2012

Еще и такой Лукьянов

Есть мнение (давнишнее, спорное, но я с ним согласен), что два главных рода искусства – музыка и поэзия; более того, они сильно близки друг другу. Спор на эту тему затевать не стану, лишь скажу, в чем уверен: у музыкантов экстра-класса – поэтический взгляд на мир, в основе которого – поэтический дар. А уж как им  музыкант распорядится – его решение.

Наш знаменитый джазмен Герман Лукьянов своим умением делать поэзию распорядился так: написал – и не раз! – прекрасные стихи. И это, как говорится, не комплимент, а диагноз, в котором читатель может убедиться сам. С разрешения Германа редактор «АртБита» составил подборку его верлибров, родственных японской поэзии, афоризмов, близких к ним фраз и кое-чего еще – так сказать, бонусом. Часть строк публикуется впервые, другую часть, при желании, можно найти в сетевых публикациях – увы, редких.

И еще. Если читатель подумает, что таким образом «АртБит» пытается добавить к славе Германа еще одну грань, это будет ошибкой. Здесь другое: есть мнение, что Лукьянов – человек жесткий, держащий дистанцию с собеседником. На мой взгляд, это и так, и не так, но развивать тему не стану. Скажу лишь, что его стихи и афоризмы рвут эту дистанцию – для того, наверное, и писались.

А теперь – собственно подборка.

 

ВЕРЛИБРЫ

 

Я знаю,

каков период

полураспада страны.

 

*   *   *

 

Вот и весна.

Еще одна попытка

испытать счастье.

 

*   *   *

Двадцать лет рвалась на волю моя борода,

и вот я решил

отпустить её.

 

*   *   *

 

На зеленой поляне сидит девочка,

сплетая ромашки в венок.

Она не знает, что всё это было.

 

*   *   *

 

Восемь лет в моем доме жила собака,

ежедневно давая мне

уроки доброты.

 

*   *   *

 

Композитор Христос воздел руки к роялю,

где застыли двенадцать апостолов

в немом ожидании чуда.

 

*   *   *

 

Тишину лунной ночи

мне мешает слушать

стук моего сердца.

 

*   *   *

 

Мы с женой живем так дружно и так долго,

что во сне переворачиваемся с боку на бок,

словно дрессированные.

 

*   *   *

 

Голос диктора –

это голос пророка,

лишенного права голоса.

 

*   *   *

 

Труба –

извилины моего мозга,

водопровод моей души.

 

*   *   *

 

Какой смешной старик:

хотел смыть мыло с бороды,

а это седина.

 

*   *   *

 

Человек, идущий по другой стороне улицы,

прогуливает, как собаку,

собственную тень.

 

*   *   *

 

Старость.

Чашка кофе – не удовольствие, а лекарство.

Машина – не лошадь, а инвалидная коляска.

 

*   *   *

 

Может быть,

мы живем

ради нескольких ласковых дней в июле.

 

*   *   *

 

Горстка пепла,

что останется после нас –

это тоже немало.

 

*   *   *

 

Искусство. Сложный путь к простоте.

Проповедь без надежды быть услышанным.

Только у настоящего есть прошлое и будущее.

 

 

АФОРИСТИКА

 

Не думай о людях хуже, чем ты есть.

Чем больше говоришь, тем меньше скажешь.

Не верь тому, кто начнет завтра – верь тому, кто начал вчера.

Христианство – первый культ личности.

Или делать дела – или делать дело.

Украшение прекрасного – путь к безобразию.

Не делай, что хочется – делай, что хочешь.

Несчастье – страдание без надежды. Счастье – страдание с надеждой.

Не ты убиваешь время, а время убивает тебя.

Тело – тюрьма для души.

Не дети наше будущее – старики.

Творчество – поиск случайностей и закономерностей.

Искусство – нечто среднее между проповедью и стриптизом.

 

 

ФРАЗЫ

 

Удар боксера пришелся точно в печень. Как доктор прописал.

Не ругай богатого – не бодай рогатого.

У них – Бенни Гудман. У нас гений – Бутман.

Не переходи на личности, не подсчитав наличности.

Твоя рука в моей руке – не утонул протез в реке.

… И наступил самый ответственный момент его жизни: он умер.

К шестидесяти годам он дослужился до того, что все пальцы на правой руке стали указательными.

Один чудак стрелял из пушки по воробьям, а не по людям.

Перевернул жену палиндромист – вот сила привычки!

 

 

И, ТАК СКАЗАТЬ, ОБЕЩАННЫЙ БОНУС.

 

То, что у Лукьянова уникальный композиторский дар – это с легкостью подтвердит любой знаток джаза. А многие добавят, что часть его пьес похожи на головоломки – в лучшем, стимулирующем мозги, смысле. Причина этого, думаю, вот в чем: у Лукьянова – врожденная страсть к комбинаторике, развитая им до умения перебирать в голове звуки и созвучия со скоростью и упорством процессора. Часть этого мастерства он потратил на работу со словом – например, на палиндромы, «перевертыши», одинаково звучащие с начала и с конца. В его коллекции палиндромов и «коротышки» типа «Муза – разум» или «Не женат, а нежен», и такие «гиганты», как «А заждались толпы мотива. Да Лапин, как ни пал, а давит. О, мы – плоть, сила джаза!» (Лапин – с 1970-го по 1985-й Председатель Госкомитета по радио и телевещанию при Совмине СССР, известный недруг джаза. – Ред.).

Но это, так сказать, цветочки.

В мире палиндромов сияющими вершинами стоят «магические квадраты» типа латинского «SATOR AREPO TENET OPERA ROTAS» (один из переводов: «Пахарь Арепо за своим плугом направляет работы»). Такие слова, будучи помещенными в квадрат, читаются одинаково справа налево, слева направо, сверху вниз и снизу вверх.

S

А

T

O

R

А

R

E

P

O

T

E

N

E

T

O

P

E

R

А

R

O

T

А

S

 

Глубокого смысла от слов, составляющих «магический квадрат», как правило, не требуют – если есть хоть какой-нибудь, уже хорошо! Но даже при этом одного взгляда на «квадрат» хватает, чтобы понять: придумать его – мука мученическая! Или, если угодно – редкой силы вызов упорству и уму.

Лукьянов этот вызов принял – и вот результаты.

Для начала – сочиненный им «квадрат» 4х4 со словами: «А дом – диво! О, вид! Мода!»

А

Д

О

М

Д

И

В

О

О

В

И

Д

М

О

Д

А

 

Далее – «квадрат Лукьянова» 5х5 (равный по размерам SATOR’у) со словами: «Машут арабу: шабаш у бара тушам!»

М

А

Ш

У

Т

А

Р

А

Б

У

Ш

А

Б

А

Ш

У

Б

А

Р

А

Т

У

Ш

А

М

 

И, наконец, его «квадрат» 7х7 – с текстом: «Гром ада рад. О, вид! Оду, дева! Моды дом. А веду до. Диво, дар ада – морг».

Г

Р

О

М

А

Д

А

Р

А

Д

О

В

И

Д

О

Д

У

Д

Е

В

А

М

О

Д

Ы

Д

О

М

А

В

Е

Д

У

Д

О

Д

И

В

О

Д

А

Р

А

Д

А

М

О

Р

Г

 

… Вот и вся подборка внемузыкальных трудов Германа Лукьянова. Её цель – показать, что он «еще и такой», другой цели не было. Но если после этих строк музыка Лукьянова станет кому-то ближе и ясней – будем только рады.

Этому как бы бонусу.

Дмитрий Филатов

 

Похожие Посты

Добавить в

Оставить комментарий