Инсайд «ИнПрога», всего понемногу. Воспоминания, байки и пр.

Ноя 21, 2011

Инсайд «ИнПрога», всего понемногу. Воспоминания, байки и пр.

13 ноября завершился фестиваль «InProg-2011» (Москва-Ярославль-Санкт-Петербург). Его участникам мы дали трое-четверо суток отдохнуть, после чего попросили вынуть из памяти что-нибудь застрявшее в ней за три дня фестиваля.

Рассудив так: музыкальные и прочие итоги 10-го «ИнПрога» лучше всех подведет в своем журнале «InRock» Владимир Импалер, а мы на artbeat.ru соберем впечатления и байки от музыкантов и оргов. Что и было сделано.

Ниже – получившаяся «простыня», которая, надеемся, будет пополняться.

 

Наталья Шандыбина, старший тур-менеджер «InProg-2011»:

– Поразило, что музыканты «The Tangent» в минуты отдыха всегда или что-то пели, или разговаривали о музыке. Люк начинал перебирать струны на гитаре, ударник Тони тут же отбивал руками ритм, к ним подключался бас-гитарист – в общем, было видно, что они живут музыкой непрерывно. И этим отличаются от наших музыкантов.

В пятницу днем «Тангенсов» отвезли посмотреть Центр Игоря Сандлера на Чистых Прудах, оттуда поехали в «Б2». По дороге у шофера минивэна из радио зазвучала песня… к сожалению,  не могу ее напеть, потому что мне медведь наступил на два уха, но, слава Богу, другие черты лица не задел. (Звучала «I Love Your Smile» – Ред.) Энди эту песню подхватил, потом ее все четверо запели – и она сопровождала нас до конца фестиваля, англичане ее чуть ли каждую свободную минуту ее пели. А главное – спели её на сцене в Санкт-Петербурге, когда все участники фестиваля вышли на сцену и подпевали Энди.

Очень порадовало единение британцев: Люк и Дэн – совсем молодые, Энди и Тони – заметно старше их, при этом все – команда единомышленников, все равны, никакой «дедовщины», разницы в  возрасте совсем не чувствуется.  Хотя этот коллектив собрал Энди, он и композитор, и идейным вдохновитель – но напрочь не было того, чтобы он ставил себя выше остальных. Все и всегда они решали вместе – что бы не предложили Энди, он всегда: я посоветуюсь с коллегами. Например, предложили ему, как только приедем в Питер, быстро кинуть вещи, поехать на саундчек, а затем –  в город и посмотреть его. Он: «Спасибо за идею, сейчас мы соберёмся, обсудим и скажем своё решение». И так по любому вопросу: где поесть, на площадке или в городе – тоже решали вместе. В принципе, Энди мог бы в таких случаях один решить за всех. Но не сделал этого ни разу.

«Тангенсы» очень позитивные, жажда увидеть город, страну, познать людей,  у них была огромная. Пожалуйста, говорили они нам, как будет свободная минута, таскайте нас куда угодно, хотим всё увидеть по максимуму. Вечером четверга, когда они прилетели, я по дороге к гостинице немножко рассказала им о городе, на что Энди сказал: «В Англии друзья посоветовали мне посмотреть на ваши Севен Систерз». Так они называют семь московских «высоток». Я ему отвечаю: «Ты не просто посмотришь – ты будешь жить в одной из “Сестер”!» И когда мы к ней подъехали – к гостинице «Хилтон Ленинградская» – тут у Энди был первый культурный шок от России. А следующий – в «Папа Джонс», куда их повезли ужинать. Там залы как для некурящих, так и для курильщиков, а в «Тангенте» все музыканты, кроме Люка, курящие.  И они были поражены, что осталась еще страна, где разрешено курить в кафе и ресторанах! Ведь они не делали этого много лет, не было у них места, где можно посидеть, пообщаться, при этом не выходить покурить…

Третий шок был, когда их довезли до Красной площади: они эту красоту видели только на картинке, а тут – вот она, плюс вечерняя подсветка. Бегали, как дети , фотографировались. Затем мы спустились к набережной, прошлись по ней, посмотрели Храм Христа Спасителя. А потом англичане попросили помочь им купить бутылку водки, чтоб привезти домой в качестве сувенира. Я сказала: «Хорошо, заедем в супермаркет» – и мы поехали к Елисеевскому. Зашли, отправила их в винный отдел, а сама решила купить продуктов домой. И тут они говорят: «Natali, мы просили в супермаркет, а ты опять нас в музей привела!»… И пошли они, обалдевшие, в винный отдел – вместе с Сергеем Халиным, который их туда проводил. Прошло минут 15, вижу: никто из отдела не выходит. Оказывается, англичане растерялись от обилия разных водок, не знали, какую выбрать. Я им посоветовала цену в расчет не принимать, потому что водка, как у нас говорят, бывает двух видов, хорошая и очень хорошая.  Качество покупки они оценили в машине, попробовав её с кока-колой. И во время всей поездки делали только так: разбавляли водку колой и понемногу попивали.

Но в Санкт-Петербурге после концерта мы пошли в ресторан «Евразия», работающий 24 часа (их, кстати, поразило, что в удобном месте города есть заведения, работающие круглые сутки), заказали водки и колу… и вот тут-то Сергей настоял, чтобы  они выпили по-русски, не разбавляя. Для чего мы провели «мастер-класс»: в одной руке рюмка, в другой – вилка с далмой, на «раз, два, три!» выпиваем и закусываем, учитесь! Глаза у них были, будто чудо приключилось: ведь они впервые в жизни попробовали водку так, как должно. И поразились, что она, оказывается, имеет вкус!.. Повторение – мать учения, урок мы закрепили – и тему водки можно закрыть, потому что ребята они почти непьющие.

А что такое наши пьющие, Энди ощутил на себе в ночь на субботу, в третьем часу, в «Хилтон-Лениградской». Он шел по лобби гостиницы, а там сидела группа хорошо одетых и относительно немолодых людей: у них было after party после свадьбы. Они, понятно, выпивали, а рядом с ними стоял мужчина и что-то им говорил. Энди прошёл мимо него, мужчина что-то ему сказал. Энди повернулся и, как человек воспитанный, улыбнувшись, сказал: «I don’t speak Russian. I very sorry». На что мужчина отреагировал неадекватно: заявил компании, что ему сказали: «Fuck you!», стал приставать к Энди, тянуть за рукав. Поскольку охранник гостиницы не реагировал на эту ситуацию, я начала встревать между скандалистом и Энди, который всерьез пытался понять, что от него хочет выпивший джентльмен. Я, как могла, отпихнула Энди в угол лобби, но «джентльмен» как-то до него добрался и ударил ногой в живот – слава Богу, не сильно. Мужика отпихнули… и тут мимо идет подвыпившая барышня, эффектная, красивая, с букетом роз. Я подумала, что она из компании буяна, попросила его увести, поскольку, мол, так и так. Барышня выслушала меня, поняла, что иностранец  получил ни за что, стала его защищать, подошла к скандалисту – и тот ее оттолкнул. Отчего она упала на пол и ударилась затылком. Мы стали её поднимать – тут, наконец, охрана подлетела. Энди в это время стоял у лифтов и оттуда выглядывал. А у девушки потекла кровь из затылка, ручейками прямо в декольте, ей принесли лёд прикладывать, а тут и остальные музыканты подтянулись на это зрелище…  В итоге, буяна увели, а мы сели в автобус и поехали в «Корчму» — кормить англичан борщом. За которым услышали от них, что Россия – поразительная страна, а самое удивительное в ней – количество красивых женщин на квадратный метр, в Англии такого и близко нет! Вернулись они в гостиницу около четырех утра, а уже в девять – загрузились в автобус, ехать в Ярославль.

Стоит отметить, что в Ярославле и в Питере после своего сета они поблагодарили организаторов, группы, выступавшие с ними, Халина, Импалера, меня…  в общем, всех и каждого, при этом  просили зрителей хлопать в нашу честь. Кстати, Костарева между собой они называли Санта Клаусом или Father Frost’ом. И, послушав его группу, сказали: технически безумно сильно! А насчет нашей публики сказали, что еще до прилета друзья их предупредили, что в России между композициями аплодируют сдержанно, не как в Европе – так оно и вышло, поэтому никаких обид. Зато, как оказалось, наша публика не стесняется хлопать после удачных фрагментов или соло, она, по словам Энди, более джазовая, чем на Западе – и это здорово!

И последнее. В Пулково, в аэропорту, когда уже расставались, Энди от переполнявшей его благодарности… заплакал. В открытую. Остальные «тангенты» не так, но тоже – стоят, глаза на мокром месте. А прилетев в Англию, Энди первым делом позвонил мне и сказал, что долетели благополучно, все уже дома. Успокоил, прямо как взрослый ребенок родителей: со мной, мол, все в порядке, все хорошо, не волнуйтесь.

 

Дмитрий Филатов, главред «АртБита»

Насчет «тангентов» и песенки «I Love Your Smile» – чистая правда: они ее через весь вояж красной нитью провели. Подхватив, как уже было сказано, от радио в минивэне, в пятницу днем.

Часов через пять иду в «Б2» по длинному коридору первого этажа, вижу: у стены стоят в кружок четыре «тангента», трое курят, один (Люк) это терпит, все что-то бубнят. Подхожу: оказывается, не бубнят, а напевают вышеупомянутое. Завидев меня, улыбаются, кивают в четыре головы, пения не прерывают. Останавливаюсь, киваю в ответ, секунд на 15 встраиваюсь в их пение уж каким есть голосом. После чего ухожу, куда шел, они мне вслед смеются, подмигивают, но – петь эту заразу не перестают.

*   *   *

Туравтобус тормозит у знака въезда в Ярославль – у стелы, из которой торчит шампур огромных бетонных букв: Я-Р-О-С-Л-А-В-Л-Ь. Зрелище, конечно, но не такое, чтобы британцы вдруг вскочили с сидений с глазами в пол-лица. Оказывается, не стела их изумила, а колдырь рядом с ней. Лет сорока снаружи, внутри грамм семьсот, одет скромно, но чисто, все перекособочено, стоя спит с открытыми глазами… и подходит он к открытому капоту «девятки», стоящей на обочине, и копается в моторе!

Англичане – в ауте. А у русских их попутчиков,  видящих эту картину, на лицах спокойная гордость: знай, мол, наших, здесь вам не там!

*   *   *

Ярославль, ДК «Авангард», на сцене идет монтаж аппаратуры, большинство музыкантов сидит в гримерке. Стою на танцполе, подходит Рома Дюбченко, один из оргов концерта в Ярославле, и отчетливо бурчит:

– Если все это не съедят, Маринка Леху убьёт…

– Что «не съедят»? Какая Маринка?

– Жена Лехина! (Евланова из «Introspectiv F.M.», главного местного орга – Ред.) Они всю ночь готовили, а никто не ест!

– Чего есть-то надо?

– Уху, плов, салаты. Маринка с Лехой для всех гостей наготовили, мы в гримерку поставили, а никто не ест.

– Блин! А кто-нибудь команду дал?!

– Да нет вроде…

Подозвали тур-менеджера Катю Шандыбину, объяснили, в чем дело, она метнулась в гримерку – там у стены штабеля из пластиковых коробочек: салаты, плов, уха. А на столе микроволновка. Катя на двух языках объяснила музыкантам, что делать с домашней пищей, приготовленной специально для них – дальше все сами. С огромным спасибо Евлановым.

Наготовили они, кстати, столько, что остатки взяли с собой в Питер и только там доели. Хэппи энд, в общем.

…А ведь голодные с дороги господа музыканты, наши и британские, сидя в гримерке, наверняка видели штабеля с харчами. Но никто даже не спросил: what’s that? для кого поставлено? Вежливые, одно слово. Убил бы.

*   *   *

Ярославль, полночь, после концерта погрузили аппаратуру в автобус, стою у багажника с Костаревым.

– Дядь Саш, как тебе всё это мероприятие?

– Да все отлично. (И мрачновато так.) Только вот бы прок от него был…

– Ну что ты всё в пессимизм! А вдруг Тиллисон, послушав тебя, возьмет и выпишет «Kostarev Group» на какой-нибудь фестиваль в Британию! Ты бы видел как он вас слушал! У сцены стоял и глазами пожирал!

(Отведя глаза, с довольной улыбкой) Да я видел…

 

Дмитрий Павлюков, гитарист и фронтмен дуэта «Cracked Rombix»:

Про себя с Димой (Осляковым, барабанщиком «Cracked Rombix» – Ред.) могу сказать, что отыграли мы более чем удачно, звук на сцене был довольно пристойным (спасибо бэклайнщикам!), а вот что из порталов шло, могут сказать только слушатели :) . Выступали мы первыми, поэтому наш саундчек придвинулся практически к началу концерта, и его свидетелями были некоторые люди из публики. К началу сета уже наблюдалось распределение ее по залу, количеством хоть и небольшим, но для 18:15 вечера вполне себе, мы ожидали меньшего :) . В общем, и начали вовремя, и реакция публики вполне устроила.

Отдельно хочу отметить поражающий видеоряд у меня за спиной. Время от времени я разворачивался к экрану и удивлялся самому себе, увеличенному на нем в несколько раз, перемешанному с викингами и т.д. После даже слышал, что виджей Наймушин потратил на нас чуть ли не самые лучшие образы. Поэтому хочется  посмотреть наш сет с видеорядом или хотя бы сам видеоряд – он, как передали, представлял собой, по сути, готовые клипы.

Порадовало, что Энди из «Tangent» приплясывал под наши композиции на балконе – сам я не видел, но люди и звукарь сказали, что было так. Про виджея, кстати, сказали то же самое :) .

После концерта, немного поднабравшись «White Horse» с музыкантами «Uphill Work», я и наш звукарь (тоже Дима) подошли к «тангентам», стоявшим у гримёрки, с целью вручить наш свежеиспечённый альбом. Когда Энди понял, что мы – те самые первые из выступавших («Oh, you were the guy in a hat!» :) ), он с удовольствием принял диск и шепнул, что мы были лучшими :) – что не могло не польстить. После, уже на улице, выходя из клуба, мы опять наткнулись на «Tangent», услышали что-то про брильянтовость нашего сета :) , еще раз обменялись любезностями, еще раз тепло распрощались… в общем, как-то так…

 

Алексей Евланов, гитарист и лидер «Introspective F.M.». Заметки вокруг ИнПрога. (они, на первый взгляд, немного «не из той оперы», но мы решили, что пусть уж будут, как есть, потому что придают всему здесь сказанному другое измерение… в общем, читайте дальше – Ред.)

 

1. Начать созидать легко, если рядом хорошие люди.

Подобный фестиваль в Ярославле когда-то казался несбыточной мечтой. О нем я только в «ИнРоке» и читал. И вот как-то мы, участники наконец-то сформировавшихся «Introspective F.M.», рванули на выставку «Музыка-Москва’2009» и там увидели представителей журнала «InRock», для меня совершенно мифических: Миловидова и Савицкую. К тому моменту лучшего журнала для меня не было: нравились подход, содержание, искренность и неподдельная увлеченность людей музыкой и издательским делом. Про «ИнПрог» читал там много раз и был поражен, с каким энтузиазмом и любовью все это воплощалось. Что самое важное, это был самый настоящий прог-фест прямо у нас, в России. Как узнал о нем, так и родилось желание как-то поучаствовать, поспособствовать, даже, может быть, и выступить. И вот стою я перед стендом «ИнРока», вижу находящихся для меня в статусе полубогов Миловидова и Савицкую и каким-то образом с ними заговариваю о… фестивале «ИнПрог» в Ярославле. Всучаю нашу демку. А они очень по-доброму идут на диалог. И я как-то сразу понял, что, не знаю каким образом (опыта в этих делах не было), но с ними все получится.

 

2. В хорошем деле – не без случайностей… или они не случайны?

И вот в 2010-м начал я думать об участниках будущего ИнПрога: позвал знакомых ярославцев и москвичей, Infront, вел переговоры еще с рядом музыкантов. Но все не срасталось: не хватало еще одного приезжего участника, а сроки поджимали. И тут звонок с незнакомого номера: «Это Сергей Болотов из группы «Inner Drive», я слышал, у вас в Ярославле планируется «ИнПрог»?.. Надо сказать, что, кроме прекрасного выступления на 1-ом ярославском ИнПроге, «Inner Drive» и Сергей лично сыграли большую роль в Инпроге’2011, пригласив «Introspective F.M.» в Москву, где мы познакомились с Сергеем Халиным, Дмитрием Филатовым и другими из фонда «АртБит», благодаря которым «Инпрог-2011» стал возможен еще и в Ярослале, во всем размахе. Так из, казалось бы, простого звонка выросла вереница удачных событий.

 

3. Хорошая музыка все еще нужна разным людям.

Первый здешний «ИнПрог» мы стали рекламировать на радио «Эхо Москвы»: словами, что, мол, это некоммерческое мероприятие, направленное на поддержку талантливой, креативной, независимой музыки и все такое. И вот вскоре приходит к нам в магазин «Муза» пожилая женщина и представляется внучкой Аркадия Северного (вот они, живые дети лейтенанта Шмидта! Или все вправду?) и говорит: слышала по радио про фестиваль, хочу купить билет. Я, как честный человек, ее спрашиваю: вы знаете, что такое прог-рок? может все-таки не стоит? Но она настойчиво требует билет, потому что ей очень понравилось, как об этом сказали по радио. Пришлось продать билет, но ее мнения об услышанном узнать не удалось: она куда-то исчезла, больше не заходила.

 

4. Играть на «ИнПроге» хотят многие.

Ко мне перед «ИнПрогом-2011» зашел один из лучших гитаристов нашего города и спросил, почему его крутейшая команда не играла на прошлом «ИнПроге»,хотя я обещал их поставить. Я объяснил, что, мол, фестиваль не мой, я все координирую с Москвой и всех желающих просто невозможно вместить в один концерт. На что мне было замечено, что я лукавлю, круче их демо-записи в Ярославле никто не делал,  играют они лучше всех участников «ИнПрога вместе взятых, и не взять их на фестиваль – просто преступление. Спорить я не стал – особенно после того, как он сказал, что у них есть даже эротическое шоу. Вот уж и, вправду, самый «прогрессивный» аргумент.

 

5. Довели людей, никому не верят!

Когда стали давать рекламу «ИнПрогу-2011» –  и в частности группе «Tangent» –  начались вопросы от разных людей: приедут ли англичане на самом деле или это будет только фестиваль российских групп? На мои ответы, что приезд британского хедлайнера заявлен официально, что нет смысла это делать, если он не приедет, люди отвечали: нас уже столько раз обманывали! Тем более, что инциденты с неприездом иностранных музыкантом в Ярославле бывали. И вопросы эти не прекращались до самого приезда «Tangent» в наш город.

 

Лев Ганкин, клавишник, вокалист, фронтмен группы Uphill Work:

Вот несколько моментов из всего большого приключения, которые мне запомнились.

  • Блестящая находка с виджеингом, который действительно украсил концерты; причём очень важно, что это было не фоновое видео (этим приёмом многие группы как раз нередко злоупотребляют в погоне за превратно понятой «атмосферностью»), а интерактивная работа виджея в режиме реального времени. с которой Наймушин справился, считаю, блестяще. Мне даже жаль, что невозможно было посмотреть со стороны, как выглядели наши сеты: ребята-то хоть в процессе могли кидать взгляды на экран, а я, увы, всегда стоял к нему спиной.
  • The Tangent оказались более морозоустойчивыми, чем добрая половина путешественников с российской стороны :) . По крайней мере, я нещадно мёрз и кутался в куртки и шарфы на каждой остановке на перекур по дороге из города в город, тогда как Энди и Тони вылезали наружу в чём были и даже снегом растирались. Если в случае с Тони это ещё можно объяснить весьма корпулентным телосложением, то на Тиллисона было буквально холодно смотреть… а ему нипочём! Плюс они ещё периодически  отключали отопление в автобусе: жарко, мол. Я же, наоборот, мелкой дрожью трясся.
  • Разумеется, дискотека! После концерта в Питере, в клубе «Джаггер», когда в гримёрке началось спонтанное выпивание и братание, в какой-то момент появился Тиллисон с безумными глазами и позвал всех плясать под местного ди-джея, который заводил, кажется, песню «Мальчик хочет в Тамбов» и ещё что-то в этом же духе. И вот дюжина патлатых прог-музыкантов и сочувствующих принялась под это дело зажигать, немало удивив двух-трёх девушек, которые, как я понял, специально пришли в клуб именно на дискотеку. Соседства с нашей фриковатой компанией девушки в итоге не выдержали – я, по крайней мере, к концу танцев их поблизости уже не видел. Между тем в центре импровизированно организованного на танцполе круга довелось похвастаться изящной пластикой движений и Костареву, и Импалеру, а басист «Tangent» Дэн Мэш весьма убедительно изобразил майкл-джексоновскую «лунную походку». :)
  • Финальный поклон в Питере. Это было очень трогательно и здорово: перед выступлением The Tangent, завершавшим концерт, Энди подошёл ко мне, спросил, буду ли я в клубе к концу их сета и, услышав положительный ответ, попросил организовать, чтобы все музыканты во время их биса находились в гримёрке: он, мол, хочет пригласить всех на финальный поклон. Так оно и вышло – правда, наш барабанщик в самый неподходящий момент умудрился убежать за добавкой спиртного :) . Впрочем, за это ему тоже спасибо: спиртное впоследствии пригодилось и нам, и Танжентам. а во время поклонов Тиллисон ещё и внезапно принялся а капелла петь в микрофон хит «I Love Your Smile» певицы Шанис, и мы все нестройным хором стали ему подпевать (при этом песню знали, кажется, совсем немногие – не в чести, похоже, у русских проггеров r’n’b-шлягеры 90-х :)  ). Мы в Uphill Work, кстати, тоже не без греха, даром что явно отвечали на прошедшем ИнПроге за «попсовый» фланг: песню-то знали, но почему-то коллективно решили, что это Джанет Джексон. а Гугл потом подсказал, что Джанет там только хихикает в коде, а саму композицию исполняет Шанис.
  • Гостеприимство питерских и ярославских музыкантов и организаторов. Лично наварить на полк голодных проггеров ведро ухи, как это сделали Евланов с женой, это дорогого стоит.

И чисто личное воспоминание.

  • На концертах было запрещено курить, потому что у Люка Мэчина из The Tangent аллергия на табачный дым. Ну, аллергия штука серьёзная, так что я, конечно, старался отходить от сцены и вообще от концертного пространства как можно дальше – в частности, в Б2 во время сета Kostarev Group специально спустился на нижний этаж клуба, встал у пепельницы, зажёг сигарету, затянулся, поднял глаза… и встретился с укоризненным взглядом Люка Мэчина, который, как оказалось, вместе со всеми остальными музыкантами The Tangent стоял буквально в метре от меня! Потом, правда, выяснилось, что не так уж всё и страшно – по крайней мере, и Энди, и Тони, и Дэн оказались курящими, и Люк их общество в перекурах вовсе не игнорировал. Но в тот момент мне было, конечно, дико неловко.

Про музыку нарочно не писал ни слова, поскольку в этом материале, насколько я понял, нужен эдакий событийный «лайф». Так что, hope this helps!

 

Татьяна Речная, флейтистка «Kostarev Group»:

Концерт в Ярославле, «КГ» выпало играть первыми, саундчек близится к концу, а я, дабы не палить фриковый наряд, стою за кулисой, смотрю на сцену, жду сигнала к выходу. За кулисой темно, на затылке у меня маска с вполне человеческим, но белым-пребелым белым лицом, сверху шляпа… За спиной двое работников клуба. Один – другому: «Это москвичи на сцене?» Я, безо всякой задней мысли, поворачиваюсь, говорю: «Ага!» и слышу в ответ: «Ааааааааа! Уфффф…. даже испугался!» На что мне осталось только хищно улыбнуться и сказать: «Вот и хорошо!» :)

*   *   *

Утро следующего дня, дорога на Санкт-Петербург. Автобус останавливается на маленькой заправке ради кофе-туалета, покурить-размяться. На опушке величественного леса – дощатый желтый сарайчик о двух дверях, украшенных буквами М и Ж. Я первой смоталась до магазинчика на заправке и обратно, возвращаюсь – вижу сонного, но взволнованного Володю Импалера, который вслух переживает: «Это что же, англичан туда (указывает на сарайчик) вести?! В русский экстрим?! Они ж цивилизованные, они не переживут, концерт отменят!..» – и так далее. Говорю ему: «Да ты чего, вон на заправке туалет нормальный, с горячей водой, белым унитазом, как в Англии!»

Всей толпой ломимся туда, англичане кучкуются вокруг кофемашины. Мы с Катей (Морозовой, клавишницей «КГ» – Ред.) тоже взяли кофе, вышли на улицу, любуемся красотами. И тут из здания заправки выходят англичане и сыгранной командой отправляются мимо желтого сарайчика непосредственно в величественный русский лес, где бодро поливают молодые сосенки, ничуть не страдая от отсутствия в лесу горячей воды…

А вы говорите: Европа! цивилизация! :)

*   *   *

И последнее: на «Инпрог» в Питер приехал Вовчик, парень нашей скрипачки Шуры. Приехал с другом за пару часов до концерта. Уже после начала Шура жалуется, что Вовчика с другом в клуб не пускают, идет за них просить. Охрана на входе не пускает: очень, мол, пьяные. Импалер ищет администратора, с трудом вписывает друга Вовчика, а за это время Шура проводит самого Вовчика через служебный вход. Проходит три минуты. В гримерку входит Костарев и говорит: «Шур, не расстраивайся, но Вовчика уже вывели». Зато друг его весь концерт мирно протусил.

Через неделю, уже в Москве, на репетиции Шура говорит: «Хотите поржать? Вовчик больше не пьёт!» Стыдно бедняге после Питера. Шура рассказывала, что ей еще Вовчика утешать пришлось – так он страдал и раскаивался.

На сей день все, надеемся на пополнение. C  уважением, artbeat.ru.

 Фото: Александр Стернин;

с http://ladytehhy.livejournal.com/ и т.д,

за что – огромная благодарность!

 

Один комментарий

  1. Crotique

    Огромное спасибо! Очень интересно!
    Драка — это, конечно, ппц…

Оставить комментарий