Алекс Ростоцкий, «I remember Joe Zawinul» и «Плывёт лебёдушка»

Окт 12, 2011

Алекс Ростоцкий, «I remember Joe Zawinul» и «Плывёт лебёдушка»

Об Алексе Ростоцком и его ипостасях можно рассказывать долго и с удовольствием. А если с тем же удовольствием, но короче: благодаря Ростоцкому в современной российской музыке год за годом возникают интереснейшие авторские проекты.

В чём, в чём, а в дерзости его затеям не откажешь. Пример: для проекта «I remember Joe Zawinul» Алекс раздобыл (иначе не сказать!)… двух музыкантов из ритм-секции самого Завинула. Ни больше, ни меньше.

До недавнего дня этот проект был на уровне накопленного рабочего материала. Фонд решил помочь его воплощению в окончательную форму – компакт-диск с дизайном, достойным идеи.

Подробности ее реализации (а также о другом проекте Алекса, диске «Плывет лебедушка») – в беседе с Ростоцким. В его почти монологе – когда человек рассказывает о выстраданном, вопросы нужны редко…

 

– Есть речевой шаблон: «я шел к этому столько-то лет…»

А.Р.(улыбнувшись):– Если о музыке Джо Завинула, то ее я слушаю уже больше двадцати лет. Попутно я занимался другими стилями и направлениями, но! Слушая его, никогда не знал, куда бежать от счастья и – одновременно – ужаса. Потому что не понимал, откуда человеку в голову могли прийти такие мелодии, гармонии и формы?! (Пауза.) Шли годы, я занимался и мейнстримом, и музыкой, которую сам писал, собирал разные ансамбли, занялся этно-джазом – и продолжал следить за всем, что делает Завинул. Не подозревая, что когда-нибудь буду иметь к этому прямое отношение.

– С чего оно началось?

– С того, что я искал в России людей, которые бы играли на синтезаторе с той степенью выразительности, которой добился Завинул – и не мог найти. Я приглашал для своих пластинок чудесных музыкантов, для каждой записи сам покупал синтезаторы, искал звук…. Кончилось тем, что года три назад я подумал: почему бы самому не смешать тембры на синтезаторах? Мысль эта родилась, наверное, от того, что я еще и рисую, смешивая краски – как говорят профессиональные художники, получаю свою палитру.

Я начал покупать синтезаторы и умные книжки про них, вникать во все это, встречаться с людьми разных профессий, пытаясь создать нечто еще неоформленное в голове. Но понимая, что сначала нужно собрать в ней много всего разного, чтобы после выбрать именно то, что мне свойственно и нравится.  Выбрать тембр, голос, инструмент, «замесить» все это и выдать как взрыв новых звуков и мелодий.

Тот путь можно вспоминать и с удовольствием, и без него….

– Почему «без»?

– Потому что он был безумным. Основную часть дня занимаешься музыкой, а всю ночь проводишь в интернете в поисках аппарата, который издает те или иные звуки: шипит, кашляет, смеется. Затем ищешь людей, которые знают, как с ним работать, приглашать к себе, вызванивать неделями, а то и месяцами!.. А чтобы понять инструмент, его надо купить, детально изучить – и лишь потом решать, нужен он тебе или нет. Время шло, инструменты заполнили всю жилплощадь, и те, что не пригодились, нужно было продавать, обменивать и т.д. А это совершенно не моя история, не умею этого…

Но так или иначе сложилось главное – некий set up из множества аппаратов, которые сообща являются одним инструментом, в чем и состояла моя идея. Я был экипирован: накопились нужные звуки, умение ими распоряжаться и музыка, написанная мной в память о Джо Завинуле. Но проект стоял: не хватало одного.

– Чего именно?

– Если быть точным, не «чего», а «кого» – нескольких людей из группы Завинула. Выглядело это, конечно, бредово: мало ли кому чего не хватает! Эти люди – с мировыми именами, очень заняты, постоянно гастролируют… они всем нужны, не только мне! Я искал их контакты в интернете, также у меня были прекрасные помощники, директор и арт-директор фестиваля «Усадьба Джаз», они загорелись идеей приглашения этих музыкантов в Россию. К счастью, они знали фамилии людей, с которыми нужные мне музыканты играли в общих проектах… это, кстати, уникально, обычно у нас такого не знают и знать не хотят…

Мы начали «копать». Оказалось, что у этих музыкантов нет сайтов, они настолько популярны, что этого им не нужно. У них есть телефон – и все, достаточно. Это мне очень понравилось – ведь обычно говорят: «У тебя должно быть это, это и вот то, лишь тогда ты станешь вот этим!» Чушь! Если ничего из себя не представляешь, этого не исправишь ничем.

Первым в интернете я нашел бас-гитариста Линли Марта (Linley Marthe), потом – контакты на Пако Сери (Paco Sery), барабанщика и перкуссиониста, написал им маленькое письмо. И они – что самое удивительное! – ответили буквально через несколько часов… а то и часа не прошло.

– Чудеса.

– Именно. Сказочность происходящего дошла до предела. Они, как выяснилось, посмотрели мой сайт, послушали мою музыку, которая, кстати, никакого отношения к тому, что я им предложил, не имела – и согласились!

Но после их нужно было вылавливать, буквально до последнего дня. Плюс мне было  важно, чтобы они были именно вдвоем, эти представители особого мира, этот сгусток энергетических и передаточных возможностей еще со времен работы с Завинулом. Пако, например, проработал с Завинулом пятнадцать лет, и Джо не раз увольнял его за мелкие проступки, но вновь звонил, просил вернуться – и так до следующей выходки. А я, как слушатель и как профессиональный музыкант, следил за перемещениями внутри группы, за тем, как менялся ее состав, где самым подходящим для меня был, конечно же, Пако.

Хотя теперь я понимаю, почему он сказал мне перед прилетом: «Я не знаю, какой сегодня день и месяц, я всего-навсего человек, который занимается музыкой, живет в Париже и понятия не имеет, где находится русское посольство».

– И все-таки: почему?

– Слушайте дальше – и поймете. (Пауза.) Наступает день прилета Линли и Пако, я весь на нервах – еще и оттого, что они не знали, что именно будет предложено, сам-то я не могу объективно оценивать свою музыку. Жду с содроганием: как они доберутся до Москвы, и какова будет их реакция на музыку. И вот прилетает их рейс, мне звонит девушка-переводчица и говорит: прилетел только один, высокий – то есть, Линли. Где второй – неизвестно! И встретившись с Линли, я узнал, что он позвонил Пако из такси около его дома, тот ответил, что выйдет через 5 минут, но… положил трубку, выключил телефон и лег спать. (Пауза.) Итак, где Пако – никто не знает, а на репетиции всего один день.

– И?

– Мы с Линли поиграли (из-за отсутствия Пако – подольше, чем я рассчитывал), а на замену Пако я нашел русского барабанщика. Но, слава Богу, что у фестиваля «Усадьба-Джаз» хорошие связи с французским культурным центром, поэтому они как-то нашли людей в Париже, которые посадили Пако на самолет в Москву, куда он прилетел в четыре утра… тяжелое начало, согласны?

– Еще бы!

– Приезжаю за ним в гостиницу и… не знаю, как его там найти! Ведь Пако – его псевдоним, а настоящее имя другое и гораздо длиннее, в гостинице все с ног сбились, пока искали, заселился ли такой-то. Наконец, нашли, позвонили в номер – телефон не отвечает! Пришлось мне, так сказать, идти на штурм его номера. Стучу в дверь – и мне открывает маленький черный человек, который – это видно с первого взгляда – никуда не спешит и спешить не собирается. А у меня, понятное дело, настроение не лучшее, Пако тоже не в духе, что его потревожили, и между нами уже пошло напряжение, чего быть не должно, когда люди прилетают на гастроли. Вдобавок, он сообщил мне, что не привез ни палочек, ни тарелок – только себя. И эта прямота мне понравилась – с таким я еще не сталкивался, интересные дела!..

Через полчаса мы все-таки сели в машину, поехали на площадку. И там, как только Пако пересек комнату, где стояли инструменты, он просиял. А услышав репетиционные звуки, стал излучать, я бы сказал, солнечную энергию.

Он и Линли за одну репетицию выучили программу из семи пьес – с таким я за свою 30-летнюю карьеру ни разу не сталкивался. Сыграв ее раза три, сказали, что все запомнили, и даже если лет через десять им нужно будет сыграть эту музыку, проблем не будет. У меня в голове от этого даже слегка помутилось: ведь в каждой вещи есть свои паузы, сбивки, форма нестандартная, надо запомнить и мелодию, и рисунок который играешь, и сколько тактов… Но в итоге они на 99% сыграли именно то, что я придумал. Мало того, что идеально исполнили свою роль, они еще и внесли уйму своего колорита, энергии, обаяния – всего, чем обладает большой музыкант, а я даже не понял, как это вышло.

– А на выходе что получилось?

– Через два дня после нашей записи на аудио и видео мой звукорежиссер Илья Изотов прислал премикс, я ткнул в первое попавшееся место – и то, что услышал, превзошло все мои ожидания! 300% попадания! То есть, сейчас готовится, по сути,  уникальный альбом, где в реальном времени нет нарушения музыкальной волны, где от начала до конца нет купюр – есть запись концерта и всё! Для CD я лишь вырежу все слова, чтобы была только музыка… В общем, получилось так, что все произошедшее отбило у меня всякое желание играть без Пако и Линли. (Выдыхает, улыбается.)

– Результатом довольны?

– Очень. Моё воображение, рисующее красивые замки, меня не обмануло…

Знаете, в молодости я был в Амстердаме, и там познакомился со знаменитым американским трубачом Нэтом Эддерли (Nat Adderley) который работал с еще молодым Завинулом. Эддерли рассказал мне о своих критериях успеха, о трех его степенях. Первая: «если получилась хоть одна пьеса из десяти – я рад». Вторая: «если еще и публике нравится – рад вдвойне». Третья: «если хоть один из моих музыкантов сказал мне спасибо после концерта – я счастлив!».

Так вот, в моем проекте выполнены все три пункта.

– Сроки выхода альбомов в свет?

– «I remember Joe Zawinul» планируем выпустить к 10 ноября. Поэтому художник сейчас вовсю работает над оформлением, режиссёр – над монтажом фильма, а я над сведением и мастерингом. «Плывёт лебёдушка» выйдет, скорее всего, в Новом году. Честно говоря, я сам не ожидал, что всё быстро сложится и пойдет к достойному итогу. Обе идеи – они давно у меня родились, но…

В общем, очень хорошо, что они воплощаются.

 

Наталья Плюснина, Дмитрий Филатов

 

 

 

Сделайте Пожертвование

 

Нет комментариев

Трекбеки/Пинги

  1. Алекс Ростоцкий, альбом «I remember Joe Zawinul» (CD+DVD, «ArtBeat music», 2011) | Фонд "АртБит" Алексея Козлова - [...] Интервью Алекса Ростоцкого порталу «Art Beat» об исто.... [...]

Оставить комментарий